16+
ДомойСоциумЗемлякиВодитель генерала Федюнинского

Водитель генерала Федюнинского

Где есть техника, там должен быть и водитель. О них, фронтовых шофёрах, частенько забывают, хотя их роль в победы над фашисткой Германией трудно переоценить. Они не меньше других рисковали своими жизнями, ведь бронированной защиты на автомобилях не было. Выполнять боевую работу военным водителям помогали их самоотверженность, стойкость и самопожертвование. 

Немало прошёл, а вернее исколесил фронтовых дорог уроженец деревни Мяссихи Николай Макарович Беликов 1915 г.р. Он призвался в ряды Красной армии за четыре года до начала Великой Отечественной войны. По словам его сына, Владимира Николаевича, отец вспоминал, что впервые увидел воочию автомобиль, когда поехал на солдатскую службу. А служить в рядах Красной армии Николаю Макаровичу посчастливилось в одном из красивейших городов Советского Союза – Киеве. Повезло ему и в том, что солдат-срочник из ветлужской глубинки отлично освоил профессию водителя автомобиля. Шофёрское дело так ему понравилось, что Николай посвящал ему всё своё свободное время. Старательность, добросовестность и отличные навыки вождения Н.М. Беликова заметило военное начальство, и вскоре он стал водителем командира автороты по фамилии Сидоров. Командир ценил и уважал молодого солдата, а позже дал ему рекомендацию для поступления в Киевское военное лётное училище. Курсантом лётного училища Николай Беликов пробыл всего полгода. Медицинская комиссия нашла у него проблемы с сердцем. Для другой военной специальности, может, и было бы получено медицинское разрешение на дальнейшую учёбу, но только не для лётчика. У лётчика, тем более военного, здоровье должно быть идеальным.

В мае 1941-го Николай Макарович демобилизовался, а в июне началась война… Дома, в родной деревне Н.М. Беликов побыл всего лишь месяц, на войну был призван одним из первых. Хорошие водители на фронте ценились на вес золота.

– Первое ранение отец получил, когда «Юнкерс» прямым заходом разбил его машину, на которой он с фронта вёз раненых, – горько вздохнув, начал свой рассказ сын фронтовика Владимир Николаевич Беликов. – В госпитале пришёл в себя только на четвёртый день и назвал своё имя. Осколком были перебиты обе руки, второй
осколок на миллиметр не дошёл до его сердца. Незадолго до выписки в госпитале он неожиданно встретил своего знакомого – командира автороты капитана Сидорова. Тот набирал шофёров в штаб армии. Отец, говорил, что стремился быстрее на фронт, бить ненавистных фашистов и очень обрадовался старому знакомому. Несмотря на ещё не залеченные раны, напросился к нему.

Снова фронт. Бомбёжки, пули, снаряды… Николая Макаровича, по рекомендации Сидорова, назначили возить работников оперативного отдела. Водитель Беликов с раннего утра ездил с ними целый день по переднему краю фронта, но свежие раны дали о себе знать. Вечером Николай Макарович голову на руль уронил, пластыри с раны отпали, открылось сильное кровотечение… Сидорову выговор: «Зачем нам такого
шофёра дал?» А тот в ответ: «За Беликова ручаюсь. Отличный водитель! Дисциплинированный и храбрый солдат! А рану долечим в госпитале». И вылечили.

После выписки из госпиталя Николая Беликова назначили водителем на одну из машин генерал-полковника И.И. Федюнинского.

– Когда по радио или по телевизору шёл парад Победы, или рассказывали о маршале Жукове, отец часто его вспоминал.
Знаком он был с Георгием Константиновичем лично, – улыбаясь, вспоминает Владимир Николаевич.
– На Ленинградский фронт на военном самолёте летел вместе с маршалом
Г.К. Жуковым, генералом И.И. Федюнинским, а также с их адъютантами и водителями. Из-за угрозы обстрела была соблюдена конспирация. Ночь, рядом слышались разрывы снарядов, самолёт швыряло из стороны в сторону, он частенько попадал в «болтушку» или в воздушные ямы. Перенести всё это физически было сложно. У отца страшно болела голова, поднималось давление, бешено колотилось сердце, мучили приступы тошноты. Здесь, в темноте среди пролетающих снарядов, в болтающемся на
огромной высоте самолёте отец подумал о том, что судьба не зря сложилась так, что он стал водителем автомобиля на земле, а не лётчиком в небе.

Следует отметить, что за высокопоставленными военными вражеская разведка, артиллерия, авиация особо охотились. Ответственность у людей, находящихся с Федюнинским, была огромная. Да и автомобили постоянно выходили из строя. Водители боялись на них идти служить. Побаивался и Н.М. Беликов. Но капитан Сидоров уговорил его стать личным шофёром заместителя командующего
армией Ленинградского фронта. Как раз и повод появился. Прежний шофёр Федюнинского, «красуясь» на новеньком автомобиле (была у него такая привычка), врезался в столб. Того водителя в слесари перевели, а Беликову (по протекции капитана Сидорова) приказали принять машину командующего. Машина американская, восьмицилиндровая, работала на гидравлике – «Студебеккер – президент». Такой шикарной техники ветлужанин раньше не видел. Как же легко бежала машинка по фронтовым дорогам! Но гидравлики Николай Макарович не знал.

– Отец вспоминал, как-то поехали они с командующим по частям, а машина – раз, и встала, т.к. заело сцепление. Недолго думая, он ударил монтировкой по стоякам – жидкость и вытекла. Федюнинский пересел в другую машину, а вечером вызвал Беликова к себе в штаб. Спросил своего шофёра, знает ли тот иностранную тех-
нику. Отец честно признался, что не знает. Послали его в штаб фронта на трёхмесячные курсы. Учили там всех: шофёров и Жукова, и Рокоссовского, и других генералов. Николай Макарович учился с упоением, ускоренно (за месяц) блестяще освоил все премудрости механики иностранных автомобилей, хотя курсы предполагали трёхмесячное обучение. Попросил у преподавателей принять у него экзамены. Сдал их на «отлично». Позвонил адъютанту генерала И.И. Федюнинского, попросился опять на фронт. Маршал Жуков, встретившись со своим заместителем Федюнинским и увидев за рулём Беликова, удивился, почему шофёра не отправил на учёбу в штаб фронта. А узнав, что тот уже через месяц обучения сдал все экзамены на «отлично», похвалил водителя своего заместите- ля Н.М. Беликова и приказал личному адъютанту
«немедленно забрать из штаба своего шофёра-лодыря».

Всё время, пока шла оборона Ленинграда, до снятия блокады шофёр Н.М. Беликов находился рядом с генералом Федюнинским, который был назначен командующим Ленинградским фронтом после того, как Сталин назначил маршала Жукова на защиту Москвы. И если кто-то считает, что служил Николай Макарович в «тёплом местечке», то глубоко ошибается. День и ночь водитель был в напряжении. Частенько поспать и поесть было некогда. Необходимо, чтобы машина была в любое время на ходу, и чтобы сам водитель всегда выглядел строго по форме, чист, выбрит, в хромовых сапогах и шинели, даже зимой, хоть и стояли морозы за -30 °С. Спрос с него был особый. Не раз Николай Макарович был на волоске от гибели. Ленинград бомбили нещадно, людей гибло много. К тому же, у фашистов была отлично развита разведка и агентура. Водителям военачальников приходилось много хитрить, часто на ходу менять дорожные маршруты.

Много на фронте видел смертей Николай Макарович. На его глазах взрывались машины, погибали адъютанты, закрывавшие своими телами командование, и их личные водители. Не раз и сам он получал ранения, но, слава
Богу, всё обошлось, видно мама его, в далёкой ветлужской деревне Мяссихе неистово молилась за сына.

Много в солдатской биографии Н.М. Беликова было героического, но не любил он об этом вспоминать и рассказывать. Николай Макарович вместе с советской армией с победой дошёл, вернее, вместе с генералом Федюнинским доехал на «Студебеккере» до Берлина, расписался на рейхстаге. А вот накануне Дня Победы чуть не погиб. Дело было так: старшине Беликову вместе с адъютантом генерал дал поручение найти в Берлине подходящую квартиру для заседания штаба. Нашли они хорошую квартиру, большую, чистую, ухоженную, не пострадавшую от бомбёжек. Вдруг боковым зрением
Николай Макарович увидел, что за одним из кресел прячется немец. Мгновенно среагировав, старшина выпустил в фашиста автоматную очередь. Надо отметить, что Николай Макарович всего лишь на миг его опередил. Немец тоже пытался застрелить Беликова, сбил с Николая Макаровича первым выстрелом фуражку, но упал замертво, не успев сделать последующие выстрелы.

После Великой Победы генерал Федюнинский (после войны будучи заместителем главнокомандующего оккупационными войсками) не хотел отпускать Н.М. Беликова домой. И звание старшего лейтенанта сулил, и другие блага. Но так соскучился Николай Макарович по родной ветлужской земле, что настоял на своём и демобилизовался в 1946 году. С боевыми наградами на груди вернулся на родину.

В мирное время в род-ной Мяссихе Николай Беликов женился на любимой девушке. У них с Софьей Ивановной родился сын Владимир. Вскоре молодая семья переехала в город Ветлугу. Николай Макарович устроился на работу водителем в Сельхозтехнику, где безупречно трудился 33 года.

Валентина Селезнева
Всё, что происходит в семье - модель поведения человека в обществе
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии