Калейдоскоп её души

Ветлужская «Лариса Рубальская» – так, порой, называют Нину Наталушко. Она родилась в д. Токарихе Белышевского сельсовета в 1948 году и с детства была влюблена в «родную деревенскую улочку», живописную ветлужскую природу.

Её поэзия мягка, лирична, нежна и певуча. Чистая и звонкая, как ручеёк в лесной глуши. В стихах Нины Наталушко не берёзы, а берёзоньки, не река, а реченька, не душа, а душенька. Пишет она и о женской доле, природе, много стихотворных строк посвящено школе и ученикам (в 1978 году начала работать в Белышевской школе учителем русского языка и литературы). Красной нитью через её поэтическое творчество проходит любовь к Родине. В последние годы в поэзии Н. П. Наталушко ярко выражена православная тема.
Нина Павловна – участник многих поэтических конкурсов. Её творчество представлено как в коллективных изданиях ветлужских поэтов, так и в индивидуальных сборниках.

ПОЭТИЧЕСКОЙ СТРОКОЙ

Моя душа
А моя душа в коротком платьице,
В розовой косынке изо льна,
Радуется солнышку, печалится,
Людям улыбается сполна.
Видела душа и тучи чёрные,
Ливни с хлёстким ветром и дождём,
Складывала в рюкзаки огромные
И несла к себе в остывший дом.
А моя душа, как цветомузыка,
Вся открыта вешнему лучу.
Не сгибаясь под любыми грузами,
Вверх несёт зажжённую свечу.
Ей, душе, с неимоверной ношею
Хочется, чтоб сын прислал привет,
Хочется, чтоб снег летел порошею,
Да Россию сохранить от бед.
Сколько в жизни выстрадано,
пройдено!
Только жизнь и в бедах хороша.
Жив в тебе святой источник Родины,
Трепетно-­ранимая душа.

Загадка мироздания
Множим скорбь, познания умножая,
Ждём таинственных удач в пути.
Во владенья праведного рая
Не спешим, но думаем вой­ти.
Пустят ли в божественные выси,
Ведь пороки шлём через века,
Наши неочищенные мысли
Тучей зла несутся в облака.
А оттуда вечным бумерангом
Снова рассыпаются на нас,
И не смотрит на чины и ранги
Зоркий справедливый Неба Глаз.
Есть баланс на маленькой планете,
Только ближних сердцем возлюбя,
Открываем тайну рикошета:
Что отдал – вернётся на тебя.
Стоит ли искать иные знания?
Таинства непознанного суть.
Нет загадок в нашем мироздании –
Главное же – нужной людям будь!

У обелиска
Я иду по парку к обелиску,
К той табличке, где лежат цветы.
Голову склоню над ними низко,
Словно перед ликами святых.
Сотни глаз, мучительных и скорбных,
Смотрят с той таблички на меня,
И немножко горестно и больно:
Чьё же место занимаю я?
На какое не взгляну я имя,
Заливаюсь краской наяву –
В чём-то я виновна перед ними:
Нет солдат, а я ещё живу.
Только здесь возможно причаститься,
И понять, чем Родина сильна.
…Вдаль смотрю,
летит над парком птица.
В дальнем прошлом страшное – вой­на.

Правда Феникса
Памяти Людмилы Костровой
Птица Феникс восстаёт из пепла,
Я – из беспробудной глубины
Поднимаюсь к перемене светлой,
За собой не чувствуя вины.
Может быть, когда-то и слукавила
По дороге, где подъём и спуск.
Не всегда мы поступаем правильно,
Пронося по жизни тяжкий груз.
Были и находки, и потери,
Сгустки боли в осени-ночи.
Помогала истинная вера,
Свет от пламенеющей свечи.
До конца во всём испепелялась,
Лишь сейчас понятно стало мне,
Что душа в страданиях очищалась,
В благостно-­божественном огне.
Пепел Феникса – экран природы –
Сохранил молекулы мои
До седьмого поколения – рода
Живы все деяния на крови.
Трудно выйти на дорогу светлую,
Но разумно сотворён закон –
Возродиться и восстать из пепла
Среди сфер галактик и времён.

Зонтик на двоих
Ливней хлёстких пролито немало,
Не раскрылся зонтик на двоих.
Тем, что только мне принадлежало,
Щедро ты одаривал других.
И туманы были, и восходы,
И закатной зорьки полоса.
Для тебя любовь – под ливнем воды,
Для меня – под солнышком роса.
Что поделаешь? Не удержала
Искорку на донышке души,
А она ведь мне принадлежала,
Ты её с другими потушил.
При зажжённой свече легче дышится.
Обжигаюсь, но не сгораю.
При зажжённой свече ярче пишется,
Вдохновением строка пылает.
Всё: упрёки, насмешки, ревности
Исчезают в немом таинстве.
Я пишу о любви и верности,
О природе и материнстве.
…И горит восковая свечечка,
Мирозданья огонь вбирая.
Я одна в тишине и вечности.
Я дышу… Я пишу… Я живая.

Храм осенью
Тихая, неясная задумчивость,
Словно чудо в парке, старый храм.
Потемнело небо, стало сумрачно,
У берёзки проступает стан.
Даже если небо беспросветное,
Рукоплещет ветер в вышине,
Всё ровно здесь сказка светло-­светлая
Маковкою манит в вышине.
И пленяет ощущеньем лёгкости,
Никакие вихри не страшны,
И Россия вовсе не у пропасти,
И друг другу все мы так нужны.
Лебедь-храм плывёт среди просторов
Необъятных, русских, дорогих.
И любуясь сказочным Покровом,
Божий мир встаёт могуч и тих.
Верится, что никакие силы
Этот свет не могут угасить.
В храмах – сердце и душа России –
Возрожденье страждущей Руси.

Мысли в дождь
(Стихи написаны по просьбе женщин-­матерей)
Дождик льёт, и чистая водица
Бьёт по рамам, на душе светлей.
Мне, великой грешнице, не спится,
Мучит равнодушие детей,
Легкомыслие, порой упрёки,
Их стремление в пороках жить.
Мир материальный, недалёкий,
Безоглядная срамная быть.
Ночью я молюсь и утром ранним.
Где, когда и что недодала.
Видимо, икона «Воспитание»
Далеко от нас тогда была.
Как они погрязли в сквернословии,
Говорю, что Слово – это Бог
И материальным будет слово
В таинстве заоблачных дорог.
Нет достоинства в умах и теле,
Прелюбодеяние взяло верх.
Ангелы над ними не допели,
Не дали понять, что значит грех.

Ангелу хранителю
О, мой кроткий Ангел сердобольный,
Живый в поднебесной вышине,
Чтобы было в жизни мне не больно,
Помолись, предивный, обо мне.
Ты Отца и Сына созерцаешь,
Наслаждаясь вечным бытием,
Помолись о мне, ведь ты всё знаешь,
Как мы здесь в страданиях живём.
Обитая в океане света,
В тихой беспредельности любви,
У тебя на всё прошу ответа,
Ангел мой, меня благослови.
Озарённый в ореоле солнца,
Знаешь мысли грешницы земной,
Распахни для радости оконца,
Ангел, сострадающий со мной.
Воспою я гимн во славу Бога.
Ты, часть Сущего, со мной молись.
Я прошу себе совсем немного –
В трудный час с небес ко мне явись.
Видишь ты в своих палатах горных
Уготованный для нас венец.
Помолись, о, Ангел сердобольный,
Ведь ко мне прислал тебя Отец.
Видишь ты врагов моих и знаешь
Всё растление плоти и ума,
Но любовью светлой согреваешь.
Помолись, и отойдёт вина.
Знай, твои молитвы несравненны,
Ими я люблю, дышу, живу.
Помолись, спаси меня, нетленный,
Не во сне прошу, а наяву.
Велика у Господа обитель,
От дыханья твоего свежей.
Помолись, мой правый покровитель,
О греховной плачущей душе.

Не судите
Осуждаем близких неразумно,
Не даём себе в грехах отчёт,
Запасаем, копим, лжём, не думая,
Как нам будет труден ввысь полёт.
Не судите, не судимы будете,
Ибо эта мера вся на вас.
И сучок из глаз врага добудете,
Но сидит бревно у ваших глаз.
И какою мерой не измерите,
Это будет с вашею душой.
Если в проповедь Христа поверите,
Будет в жизни вашей хорошо.
Возлюби врага, премудрым станешь.
Самолюбие, гордость ни к чему,
Только Бога и себя обманешь,
Затрудняя путь земной к Нему.
Для чего нам благосостояние,
Если сердце одолела ложь.
Лучше сотвори молитву раннюю,
Добродетели свои умножь.

Свете тихий
Свете тихий, Радость неземная!
Я всю жизнь в скорбях к Тебе иду,
И люблю, и верую, и знаю
Те дороги, что к тебе ведут.
Не широкий путь, а мостик узкий
Отделяет горний мир от нас.
Грешный раб, раскаявшийся русский
Устремляет на вершину глаз.
Здесь, внизу, такое происходит,
Не сойти б с ума и не упасть.
Ангелы не водят хороводы,
Демоны разгуливают всласть.
По дороге кверху мне б не сбиться,
Неисповедимы ведь пути,
Со святыми Ангелами слиться
И достойно к Господу взойти.

Мне б так писать
Мне б так писать, чтобы слова сверкали,
Благоухали солнцем и травой,
Как ручейки, к себе манили, звали
И шелестели осени листвой.
Мне б так писать, чтобы играли воды,
Чтоб зазвучала песня родника
И в музыкальном ритме в такт с природой
Могла я слушать, как журчит река.
Мне б так писать, чтоб боль моей России
Жила и волновала сердца кровь,
Чтобы под небом лучезарно синим
Торжествовали правда и любовь.

Нина НАТАЛУШКО

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *