Здесь люди жили с песнями. Шишкино

Исчезнувшие и исчезающие деревни должны сохранить в истории свои названия и имена тех, кто в них жил, чтобы люди их помнили

1960-е годы. Деревня Шишкино.Раннее утро. Обычно в деревне просыпаются первыми доярки, в 3 часа утра уже идут на ферму, у каждой 10–15 коров, подоить нужно успеть до 6 утра и отправить коровушек на выгул. Да и остальные жители деревни вставали рано, в каждом дворе своё хозяйство, нужно всю живность накормить, подоить корову и с колхозным стадом отправить на пастбище. Привыкли деревенские жители вставать с петухами. К 1960-м годам деревня уже на много домов стала меньше, разъехались кто куда в большие и малые города от тяжёлого деревенского труда и в колхозе, и дома.

Деревню разделял на две стороны овраг, ещё с царских времён одна сторона называлась Долгоруковской, а другая – Павловской, видимо, по принадлежности земель помещикам Павлову и Долгорукову. В 1930-е годы стали образовываться колхозы. Долгоруковская сторона образовала колхоз им. Ворошилова, а Павловская сторона – колхоз «Искра». В колхоз вступила почти вся деревня, только несколько семей так и продолжали жить своим хозяйством. Председателем колхоза «Искра» до вой­ны был Иван Васильевич Соловьёв, во время вой­ны – Вера Васильевна Кокина. В колхозе им. Ворошилова во время вой­ны председателем был Иван Маркович Лебедев.

В каждом колхозе была своя ферма. В колхозе им. Ворошилова ферма находилась возле осинника, там же, через дорогу от фермы, была кузня. В колхозе «Искра» ферма была на задворках павловской стороны. Когда после вой­ны образовался колхоз «Маяк», деревни Шишкино и Глушка образовали 7 бригаду, и именно эта ферма осталась действующей.

Жили в деревне все очень дружно, почти все деревенские жители являлись между собой родственниками – двоюродные, троюродные, четвероюродные братья и сёстры.

На замок двери не закрывали, только на поцепку. Но вот когда приезжали цыгане табором, обычно они останавливались у дяди Мити Сироткина, тогда, уходя из дома, закрывались двери на замок. Цыгане жили несколько дней, ходили по домам, предлагали пуховые платки и другие вещи. Деревенские девчонки бегали гадать к цыганкам.

Молодёжи в деревне было много, и все праздники отмечали с гармошкой, с плясками, с застольными песнями и частушками. В основном праздновали православные праздники, Тихонов день – 29 июля, Веденёв день – 4 декабря (Введение во храм Пресвятой Богородицы, престольные праздники в деревнях Шишкино, Раздерягино и Скрябино). В Веденёв день собиралась вся молодёжь на гуляние в Скрябине, в Пасху – возле Яшиных и катали пасхальные, крашеные шелухой лука, яйца, а возле Аркашиных (Груздевых) мужики садились в кружок на траву и играли в карты (не на деньги). Праздновали колхозные праздники, массовое гуляние – так назывался праздник по окончании посевной 14 июня. Ко всем приезжали гости. Празднование проходило в д. Скрябино для всех колхозников, за зданием школы и клуба. Приезжали артисты из района и даже области. Организована была торговля разнообразным товаром и продуктами, но самое главное, привозили мороженое, за ним выстраивалась очередь, в основном, из ребятишек. Осенью после уборки урожая отмечали День работника сельского хозяйства. Уже днём женщины собирались на ферме в красном уголке и лепили пельмени, а остальная закуска состояла из того, что каждый принесёт. Собирались все деревенские колхозники у дяди Мити Сироткина (у Митрушки, по-простому, ласкательно все звали его в деревне), накрывали столы, и гулянье начиналось – с русскими застольными песнями, плясками под гармошку, весёлыми шутками. На печку забирались ребятишки, в дверях тоже стоял народ, кому места не хватало смотрели с улицы в окна.

Галина Кинозерова


Посреди когда-то большой деревни Шишкино на Долгоруковской стороне, на дороге, соединяющей соседние деревни, как у нас говорили, «на прогоне», стоял дом Яшиных. Даже из старожилов никто не смог объяснить, почему жителей этого дома называли Яшиными (думаю, у Николая Ивановича деда звали Яковом, вот по деду и звали их Яшиными). В доме, на памяти моих родителей, всегда проживали Смирновы. В моей памяти хорошо запечатлелся хозяин этого дома – Николай Иванович со своей женой Любовью. Они не были колхозниками. Он работал в Панфилихе при доме инвалидов садовником, был очень хорошим сапожником и занимался плетением корзин. В моём доме долго хранились сшитые им хромовые женские сапоги как память о нём и старине. Сапожному делу он обучил и своих сыновей. Супруга занималась домашним хозяйством. Были они уже в преклонном возрасте. Двое их сыновей Леонид и Сергей жили уже самостоятельно со своими семьями. Была у них ещё дочь-инвалид – горбатенькая Лидия, но она умерла в детские годы. Старики от тоски по ней решили удочерить сироту, девочку-­подростка Анну, имеющую такую же инвалидность. Сами старики очень любили молодёжь. Вечерами на завалинке этого дома молодёжь пела песни. Мы подростками всегда назначали встречу возле дома Яшиных, чтобы вместе идти в клуб в соседнюю деревню, на реку Ветлугу купаться, на скотный двор или ригу помогать родителям.

После смерти стариков дом унаследовал сын Сергей, но так как он проживал в доме тёщи, то отцовский дом передал брату Леониду. Однако в традиции этого дома осталась привязанность к молодёжи. Тем более что у Леонида с супругой Марией подрастали две дочери-­красавицы. Детворой мы, зная безобидность характеров этой семьи, часто подшучивали над ней, привязывая грузик с ниткой к окну, чтобы потом стучать в него из укромного места, или зимой заваливали снегом крыльцо дома. Повзрослев, часто стучали в окно с более серьёзными намерениями. Молодёжь часто ломится в окно, даже зная, что двери открыты. Старшую их дочь Татьяну я всегда олицетворял с Пушкинской Татьяной Лариной, а младшую Римму – с Ольгой. От женихов у них не было отбоя.

Шли годы, хозяева этого дома старели, а дочери взрослели. Настала пора, когда и они выпорхнули из дома Яшиных. К этому времени деревня стала приходить в упадок, жители – стали разъезжаться. Ушёл из жизни Леонид Николаевич, Марию забрала к себе дочь Римма.

Александр Кудрин

В деревне Шишкино было много семей Лебедевых, особенно до вой­ны. Как правило, они состояли в родстве. Но были и однофамильцы. В общении различали их по прозвищам: Зырины, Мишины, Максимовы, Яшины, Марковы, Таины, Манефьины и т. д. Вот об одной из семей Лебедевых и пойдёт речь. Иван Владимирович Лебедев был коренным жителем Шишкино. Его отец Владимир Ефимович с матерью Екатериной Ильиничной жили в этой же деревне с младшим сыном Алексеем. Был у них ещё старший брат Пётр, но тот жил в деревне Скрябино. Иван Владимирович женился на Таисии Ивановне Лебедевой, тоже жительнице этой деревни и дальней родственнице моей мамы.

Дом их стоял в конце деревни ближе к реке, по соседству с моими родителями. Оба всю жизнь работали в колхозе. Иван Владимирович был участником Великой Отечественной вой­ны. У них было три сына Леонид, Владимир и Вениамин. Разница в возрасте между каждым из них была два года. Поэтому и учились они у одних и тех же учителей. Жили дружно. Такого же возраста были дети и у вдовы Манефы Николаевны Лебедевой, тоже проживающей в нашей деревне на другом её конце. Даже имена Вениамин и Леонид совпадали. Поэтому, чтобы не путать, звали их Таиными и Манефьиными. Кстати, Таисия Ивановна доводилась Манефьиным ребятам двоюродной сестрой. Дом их был не новым, со временем обветшал, и они перебрались в дом рядом, стоящим в то время крайним в деревне и принадлежавшим Василию Ивановичу Лебедеву, по прозвищу «брат Хрущёва», к тому времени уже умершему.

Старший из Таиных Леонид невысокого роста, но крепыш, учился отлично. Даже ещё в школе его звали «Профессором», коим он и стал впоследствии. Преподаёт в Нижегородском университете. Очень хорошо с детства знал лес в родном крае. В отпуск приезжает за грибами и ягодами, иногда вместе с семьёй. Вырастил двух дочерей.

Средний сын у Ивана Владимировича – Владимир. Тихий и спокойный человек, до сих пор стройный, как юноша. После окончания восьмилетней Макарьевской школы среднее образование получил в г. Ветлуге. Пытался поступить в высшее командное автомобильное училище, но не прошёл по конкурсу. В ГПТУ г. Ветлуге получил профессию водителя автомобиля. В родном колхозе он стал лучшим из водителей. За хладнокровие, знание техники и обдуманность вождения коллеги прозвали его Чкаловым, так как он мог проехать по бездорожью в таких местах, где ни один из водителей не рисковал проехать. Женился он на девушке из соседней деревни Скрябино Нине Петровне Смирновой, за сердце которой шла борьба между многими парнями. Получили квартиру и работали оба в родном колхозе и стали, к великому сожалению, свидетелями его развала. После смерти отца и вымирании деревни Владимир забрал мать к себе. Супруги вырастили двоих сыновей Николая и Алексея.

Младший из Таиных – Вениамин был моим ровесником, но учился классом старше. С малых лет его тянуло к технике, и он мечтал быть водителем, как его дядя Алексей. За тягу к технике и изобретение разных приспособлений к велосипеду деревенские мальчишки прозвали его механиком. По окончании Ветлужского ГПТУ стал работать водителем в родном колхозе. После женитьбы получил квартиру сначала в Скрябино, а затем поменял на квартиру в Раздерягино. Вырастил двоих сыновей и дочь. К сожалению всех его знающих, довольно рано скончался.


Хухриных, как и Лебедевых, в д. Шишкино было много семей. Все они состояли в родственных связях, а значит, произошли от одного «корня». Селились Хухрины, как правило, на Павловской стороне деревни.

Речь пойдёт о семье Василия Алексеевича. Дом его стоял в конце деревни у большой дороги (так в обиходе называли дорогу Алёшиха – Ветлуга). Женат Василий Алексеевич был на Анне, по-деревенски – Воробьихе из д. Боярки. Такое прозвище она получила, по-видимому, от девичьей фамилии. Оба работали на земле, впоследствии стали колхозниками. Семья была многодетной. Старшая дочь Елизавета вышла замуж за Николая Горбачёва и жила отдельно в доме мужа в центре деревни. Двое старших сыновей погибли на фронте в годы Великой Отечественной вой­ны. Старший сын Алексей был призван ещё в 1939 году. После призыва – курсант Черниговского военного инженерного училища. С осени 1941 года лейтенант Алексей Васильевич Хухрин – командир взвода 473-го отдельного сапёрного батальона 346-й стрелковой дивизии. Зимой 1941/1942 гг. дивизия в составе Брянского, а затем Западного фронта вела бои за г. Москву. 18 января 1942 года Алексей получил ранение в грудь, а при эвакуации с поля боя осколком авиабомбы – и в ногу. После операции в марте 1942 года скончался в эвакогоспитале. Похоронен в братской могиле.

Полиэвт Васильевич после призыва пропал без вести в боях под Тихвином. Манефа, Нина и Леонид остались при родителях. Нина Васильевна выучилась на учителя и по распределению попала в школу Кавернинского района Горьковской области. Там, выйдя замуж и став Сочиной, осталась жить, проработав до пенсии учительницей. Вместе с мужем вырастили шестерых детей. Теперь имеет уже одиннадцать внуков и семнадцать правнуков. Всех вывела в люди.

От тяжёлой работы и горя от потери сыновей занемог и умер сам Василий Алексеевич. Вдова осталась с дочерью Манефой и сыном Леонидом. Манефа (тетя Маня) так замуж и не выходила до самой смерти. Леонид рос парнем крепким, общительным, озорным, если не сказать хулиганистым, но чутким и отзывчивым. Был кумиром всех деревенских ребятишек. Несмотря на всю загруженность работой, всегда уделял им внимание, и они платили ему взаимностью. Рано оставшись без отца, взял на себя заботу о всей семье. Помогал во всём. Особенно работой. Отличительной его чертой была любовь к лошадям. Его любимец жеребец Зулей мог за ним пойти куда угодно и выполнить любую его команду. Бывало, входил даже в колхозную избу к изумлению односельчан. Женился Леонид на девушке Марии из д. Зиновихи. В старенькой избе стало тесно, и Леонид решил строиться. Дом построил пятистенок на Долгоруковской стороне, по соседству с Алексеем Владимировичем Лебедевым. Но сначала переселил в новостройку мать Воробьиху и сестру Маню, оставшись жить в стареньком родительском доме. И только с рождением дочери Людмилы переехал в новый дом. Тут же стал рубить для себя отдельное жильё. Но планам не суждено было сбыться. Все рухнуло в одночасье. И виной тому стала роковая страсть к лошадям. На конюшне томился в стойле необъезженный молодой жеребец Зулейко. И Леонид Васильевич повёл его в д. Скрябино в кузницу, чтобы там подрезать копыта, но конь, напугавшись вида и шума проходящей машины, понёс. Узда в руке д. Лёни захлестнулась, и он, сбитый с ног, не смог от неё освободиться. Так и затаскал конь Леонида Васильевича практически до смерти, отбив ему все внутренности. Долго врачи боролись за жизнь этого прекрасного человека, но не победили. С потерей мужа и кормильца всей семьи жена с малой дочкой уехали в д. Тщанницу, куда к тому времени переехала мать Марии, а затем – в пгт Сява. Там т. Маруся вышла замуж и родила ещё одну дочь. Вскоре умерла от горя Воробьиха, за ней через несколько лет от болезни скончалась и её дочь Манефа. В освободившуюся от жильцов избу переехала старшая из детей вдовая Елизавета Васильевна. Дочь Леонида Васильевича Людмила Грехова волею судьбы в настоящее время оказалась в Краснодарском крае, но тоска по малой родине тянет её в родные края. Из нечастых и немногих приездов на родину интересуется историей своей семьи и жителей д. Шишкино, которые остались в её детской памяти. Ведь увезли её совсем малой девочкой. Сама она уже мать троих взрослых сыновей.

Елизавета Васильевна Горбачёва, овдовев, сама поднимала троих детей: Антонину, Владимира и Валентина. Все они «осели» в Нижнем Новгороде. Владимир был ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС. В «нулевые» годы его не стало. Антонина и Валентин живут в Нижнем Новгороде.

Александр Кудрин

Мой предок – дед Иван – построил в Шишкино пятистенок уже при советской власти в 1922 году. В доме проживали тогда 22 человека: брат с семьёй, сёстры, прадедушка с прабабушкой Анной. Спали на полатях, которые были в обеих комнатах. И большинство так жили.

На одной из фотографий в предыдущих публикациях – дом со звездой. Там жил Игорь Васильевич Алешин. Он родился в д. Шишкино в 1922 году. Учился в Макарьевской школе, после её окончания поступил в лётное училище. Потом сразу на фронт. Погиб.

С ранних лет работал в колхозе уроженец д. Шишкино Н.Н. Галманов. В помощники его всегда брала тетя Паня Маланова. Шла вой­на, Коле было 12–13 лет. Зимой на быках приходилось ездить за сеном на луга, и Коля с т. Паней в помощниках, он на возу стоит, а она кидает сено. Он просит: «Тётя Паня, давай, я кидать буду, а ты укладывай».

Мальчишка, а понимал, что женщине нелегко. Летом косили, и опять Коля в звене Прасковьи Малановой. Тётя Катерина, мать Николая, просила Прасковью взять его в своё звено, другие не хотели, ребёнок ещё, а ему трудодни надо зарабатывать. Так и работал Николай всю вой­ну с т. Паней. Она ему говорила: «Вот, Колька, учу тебя работать, а потом вырастешь, мне будешь помогать». Она и не предполагала, что придётся обращаться к Николаю Николаевичу за помощью и когда он бригадиром был, и когда зампредседателя колхоза.

Николай Николаевич был женат на Елизавете Соловьёвой, три дочери у них родились.

Мне он запомнился добрым, отзывчивым человеком.

После вой­ны в деревне остались старики да женщины, мужчин было мало. И трудились женщины за себя и за погибших отцов и сыновей. Много было вдов, и детей растить приходилось без мужской руки. А сколько девушек после вой­ны так и не вышли замуж. Не вернулись с вой­ны их будущие мужья. И сколько детей не родилось…

В Шишкине я родилась и прожила 15 лет, после восьмого класса уехала и почти 50 лет живу в Томске. Вышла замуж. У меня три дочери, два внука и две внучки. Более 20 лет работала соцработником.
После отъезда из деревни бывала там пять раз, пока в Шишкино жила мама. Последний раз приезжала летом 1985 года, тогда в деревне проживало ещё семей 15.

Благодарю за помощь Марию Васильевну Колга (Маланову), которая поделилась со мной своими воспоминаниями.

Галина Кинозерова


Анна Гавриловна Захарова родом из Пустоши, а в Шишкино попала, выйдя замуж за Петра Александровича Лебедева. Пётр Александрович был из тех Лебедевых, которых звали Мишиными. Звали потому, что рано осиротел и воспитывался в доме своего дяди Миши. И Анну Гавриловну стали звать Мишиной. Они жили в том конце деревни, где была ветлечебница, но во время одного из пожаров их дом сгорел, и они переехали в дом на противоположном конце деревни, ближе к реке.

Оба работали в колхозе. У них родилось 11 детей, но в живых остались только Елизавета, Иван, Зинаида. Юрий и Клавдия. Во время Великой Отечественной вой­ны Пётр Александрович погиб на фронте. Вся тяжесть забот о семье легла на плечи Анны Гавриловны. Старшая дочь Елизавета к тому времени была уже взрослой, и её привлекали на оборонные работы. Юра в возрасте 12 лет утонул в реке зимой, заготовляя хворост. Зинаида с 14 лет вынуждена была всю вой­ну работать на свинарнике. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной вой­не». Иван учился, а Клавдия была совсем крошкой.

Старшая дочь Елизавета жила всё время с матерью. Работала кладовщиком в колхозе. Умерла в своём доме в 1998 году.

Дочь Зинаида после ФЗО работала в г. Фурманове. Замуж вышла за Николая Ивановича Кудрина. Дальше уже началась самостоятельная история семьи Кудриных.

Дочь Клавдия после школы поступила в Ветлужский лесной техникум, но, не окончив его, вышла замуж в соседнюю д. Раздерягино за Л.А. Сорокина. Будучи уже обременённой детьми и хозяйством сумела заочно окончить Ильино-­Заборский экономический техникум. Работала в колхозе кассиром. Вырастила троих сыновей. Сейчас живёт в д. Скрябино.

В 1950–1990 гг. в д. Шишкино на Долгоруковской стороне в противоположных её концах проживали две семьи Кудриных. Образованы они были от двух братьев Николая и Бориса Ивановичей, уроженцев д. Чухломки. В Шишкино братья появились благодаря участию в их судьбе родной тёти Т.П. Дубиновой (Питеровой) и её мужа Василия Флегонтовича, у которых они в разное время проживали, вернувшись из армии. В Шишкино братья нашли свои «половинки» и женились.

Николай Иванович вместе с супругой уехал на Сяву, где работал в леспромхозе, в 1958 году вернулся и трудился в колхозе «Маяк» в полеводстве, затем – в животноводстве. Он на конюшне, жена – на телятнике, потом дояркой. Сначала жили у Анны Гавриловны, помогли ей перестроить старый обветшавший дом, а затем построили свой. Супруги вырастили сыновей Александра и Владимира.

Ребята подрастали, помогали родителям сначала по хозяйству, а затем и на ферме. Александр любил коней и мог сутками пропадать с отцом на конюшне. Когда сын стал справляться с уходом за лошадьми, отец оставлял на него конюшню и занимался другой работой – на сенокосе или на заготовке леса. Александр был рад такому раскладу. Вместе с друзьями всей гурьбой выводили они коней на пастбище, и не было для них лучше удовольствия, чем покататься верхом. Иногда, с разрешения отца, ребята гоняли коней купать, а по дороге рубились деревянными шашками, вообразив себя казаками. Несмотря на отеческую любовь Николая Ивановича ко всей детворе, был с его стороны запрет на подход к определённым лошадям. Но ребятам, дорвавшимся до самостоятельности, было «море по колено», и ими были освоены все лошади конюшни, кроме молодого жеребца Зулейки, которого боялись за строптивый нрав.

Александр с детских лет мечтал стать военным. Окончив Макарьевскую восьмилетнюю школу, поступил в суворовское, затем высшее общевой­сковое командное училище. Домой приезжал только на каникулы. Позднее служба не позволяла молодому офицеру часто бывать дома. А послужить довелось по всей России – от Мурманского Заполярья до Дальнего Востока. Позже окончил военную академию. Службу закончил в 1998 году под Воронежем в звании подполковника. У него два сына и дочь, пятеро внуков. В настоящее время живёт в Брянске. Младший сын продолжает дело отца. Надо отметить, что много выходцев из д. Шишкино связало свою судьбу с Вооружёнными силами.

У Владимира компания друзей пропадала на коровнике, так как матери всех его сверстников работали там. После школы Владимир окончил Нарвский политехнический техникум. По распределению работал в Кохтла-­Ярве на ТЭЦ, откуда был призван в армию. По окончании срочной службы вернулся в этот город, где проживает со своей семьёй. Имеет дочь и сына, внучку и внука.

Сам Николай Иванович умер в 1992 году. Через четыре года Александр забрал мать Зинаиду Петровну к себе, где она ныне и проживает.

Брат Николая – Борис Иванович Кудрин – женился на Марии Николаевне Лебедевой. После женитьбы перешёл в дом жены. В колхозе был хорошим плотником. Мария Николаевна трудилась дояркой. У них родилось четверо детей: Людмила, Владимир, Нина и Елена. Дети далеко от родного гнезда не разлетелись. Людмила «осела» в районном центре, работала в КБО, в Ветлужской ЦРБ. Замужем за Александром Баевым, у них дочь Галина и сын Александр. Ныне живёт с дочерью, сын – в Нижнем Новгороде.

Владимир Борисович после армии вернулся домой и работал в родном колхозе до его развала. Женился, вырастил двух дочерей. Дочери живут рядом с отцом. Он уже молодой прадед.

Нина Борисовна после школы окончила курсы бухгалтеров и работала в колхозе секретарём правления. Вышла замуж за агронома Виктора Смирнова. Родила дочерей Наталью и Анну. Жила в Скрябино. Старых родителей – Бориса Ивановича и Марию Ивановну – забрала из Шишкино. Впоследствии перешла на работу в Ветлужский психоневрологический интернат. После развала колхоза и смерти родителей переехала с семьёй в г. Ветлугу. В 2013 году Нины Борисовны не стало. Елена умерла, ещё будучи студенткой, в 1982 году.

Борис Иванович и Мария Николаевна Кудрины были последними жителями Шишкино. С их отъездом деревня опустела, постепенно заросла травой и кустарником. Дома ещё долго стояли заброшенными, а затем были разобраны старыми хозяевами или их родственниками на дрова, некоторые просто рухнули. Так не стало деревни Шишкино. Но жива ещё о ней память в сердцах её жителей, волею судьбы разбросанных по всей России.

Александр Кудрин

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *