Здесь люди жили с песнями. Село Макарьевское

Исчезнувшие и исчезающие деревни должны сохранить в истории свои названия и имена тех, кто в них жил, чтобы люди их помнили

В северной части Ветлужского района на правом берегу реки Ветлуги меж оврагов Акимовка и Церковный расположилось село Макарьевское, известное далеко за пределами Нижегородской области. И по сей день люди приезжают на землю, благословлённую старцем Герасимом, на малую родину архиепископа Феодора Поздеевского.

Первыми в XI-XVII вв. в этих местах, а именно – в левобережной части, селились марийцы. В историко-географическом очерке А. Тухтунова читаем: «По краю Ветлужской поймы, на востоке от села Макарьевское течёт река Луданга. Её левый берег круто возвышается, местами до 10-12 метров над уровнем речки. Здесь начинается бор, часть которого, примыкающая к р. Луданге, называется «Валовский бор» или «Мысы». На берегу есть бугор площадью 1 кв. км, на котором найден марийский могильник (черемисское кладбище)».

В 1908 году В. И. Каменский, сотрудник Музея антропологии и этнографии (г. Санкт-­Петербург), в 4 км к юго-востоку от с. Макарьевского открыл и обследовал могильник, называемый в народе «Черемисское кладбище». В раскопках принимал участие И. И. Белоусов, житель д. В. Слудка. По его словам, археолог искал погребения с помощью металлоискателя, затем закладывал шурфы и вскрывал погребения – в первой экспедиции их было 16. В конце 1950-х годов Марийская археологическая экспедиция продолжила раскопки средневековых могильников Ветлужско-­Вятского междуречья. В 1957 году на памятнике «Черемисское кладбище» на площади 738 кв. м найдено 13 погребений.

Археологами были обнаружены украшения – серебряные подвески подобные лунницам, близкие формы конусовидных подвесок. Для «Черемисского кладбища» характерно захоронение в неглубоких ямах: «Умерший, в полном, обычно праздничном, одеянии. В ноги ставили медный или железный котёл, иногда глиняный или деревянный сосудик, и здесь же, большей частью в мужских погребениях, клали оружие (колчан со стрелами, боевой топор, копьё) и орудия труда (топор, тесло). В изголовье помещали завёрнутый в ткань, кожу или положенный в берестяной короб, набор украшений, куда иногда клали и мелкие орудия труда – железный нож, глиняную льячку, шило, точило и т. п. Погребённого обычно ориентировали головой на север с отклонениями на запад» (из книги А. Х. Халикова и Е. А. Безухова «Материалы к древней истории Поветлужья»). Благодаря работе археологов мы можем представить, как выглядели люди, жившие вблизи будущего села Макарьевского, как они жили, даже знаем детали женского головного убора – височные браслетообразные кольца из медной или серебряной проволоки. Кстати, у ветлужских женщин в костюме присутствовали по 4–6 височных кольца, иногда с дополнительными подвесками или серьгами-­подвесками.

На правом берегу р. Ветлуги селились русские – беглые крепостные из центральных княжеств. Впоследствии поветлужские земли были подарены боярам, дворянам, которые переселяли сюда крепостных. Так и Макарьевское начало жить и развиваться с появлением конторы князя Голицына. Согласно историко-географическому очерку А. Тухтунова, она находилась на правом берегу, по правую сторону съезда к реке. В конторе жил поверенный князя, слуги и холопы – «в соседних службах». Жильём им служили избы с глинобитным полом, крытые соломой, с печами из глины без труб. Дым выходил через отверстие в потолке, которое после топки закрывали. Крепостные рубили лес, сплавляли его по реке Ветлуге, гнали смолу и дёготь.
Во времена князя Голицына церковникам принадлежало 112 десятин пахотной земли, тройки коней, десятки коров и другой скот, им разрешалась рыбная ловля в р. Ветлуге.

Первая церковь, построенная на средства князя Голицына, стояла на крутом берегу реки Ветлуги, на старом кладбище. После пожара была возведена новая (позже там расположилось лесничество), тоже из дерева. Вторая церковь, украшенная красивой резьбой из липы, была перевезена в Конёво. За шесть лет в Макарьевском была возведена каменная церковь, к которой и по сей день приходят верующие. Самый большой колокол весил 60 пудов (более 980 кг).

И сегодня Макарьевская церковь, освящённая в честь Макария Унженского и Желтоводского, несмотря на разрушения, выглядит торжественно, вызывает внутренний трепет. Благодаря краеведческой работе О. В. Кисаровой, которая с 1980‑х по крупицам собирала информацию, разговаривала со старожилами, сегодня мы можем знать, что происходило в те далёкие годы. Из местной глины делали кирпичи для строительства церкви, один кирпичный завод находился в Кривошеинском овраге, другой – на левом берегу реки. На кирпичах сохранилось клеймо с именем мастера, что служит гарантией качества. Храм был трёхпрестольный, главный – во имя Св. Троицы, правый – в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, левый – во имя преподобного Макария Унженского и мчч. Флора и Лавра.

Огонь несколько раз угрожал и каменной церкви. Так в 20-х годах XX века со второго купола коммунар (в д. Панфилихе были коммуны) вместе с дымарём снимали рой пчёл. Упавшая искра к ночи превратилась в пожар. Глухонемой сторож «Уппа» зазвонил в колокола. Жители всех ближайших деревень прибежали тушить огонь, но все колодцы были осушены. Передавая друг другу вёдра, люди черпали воду из реки. В 50-х годах в шпиль первого придела ударила молния. Он горел около недели, потому что внутри был деревянный, а снаружи окован железным листом. Через несколько лет молния ударила и во второй шпиль, его падение наводило страх. Религиозные люди говорили: «Прогневали Бога!»

В собранных воспоминаниях О. В. Кисаровой читаем: «Незадолго до закрытия церкви были сброшены колокола и разобрана кирпичная ограда для использования кирпича в строительстве фундамента новой Макарьевской средней школы, впоследствии сгоревшей. Внутреннее убранство храма было вывезено. В продажу поступали летние шапки (фески), сшитые из парчовых риз. В школе на некоторых ученических партах можно было увидеть фрагменты икон. После закрытия церкви здание использовалось как склад для зерна. Через кладбище были проложены рельсы, зерно возила небольшая вагонетка прямо к берегу, на реке стояла баржа, и по лотку зерно ссыпали в неё. Многие могилы на прицерковном кладбище были помяты».

Последним священником в Макарьевском был о. Иоанн Сегоцкий. Были арестованы священники по сёлам Поветлужья, распространён слух о заговоре отравления воды в реке с целью уничтожения колхозного скота, проводились ночные обыски с целью обнаружения якобы сбежавших из тюрем священнослужителей. 1937 год считается той роковой отметкой, когда церковь прекратила своё существование.

К сожалению, полная история макарьевщины была утрачена – один из священников писал летопись, которая исчезла после 1930-х годов. Но по сохранившимся документам, а также по словам старожилов Н. А. Олеринского и А. Ф. Владимирова известно, что село получило своё название в честь монаха Макария, который останавливался здесь для отдыха по пути на богомолье.

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *