Здесь люди жили с песнями. Загатино

Деревня Загатино сегодня

Когда навсегда уходит человек, то о нём вспоминают, скорбят. А когда исчезают деревни?.. Уходя, они не оставляют после себя памятных знаков, их территории постепенно зарастают бурьяном, кустами, деревьями… Но у каждой, даже самой маленькой деревеньки, было своё имя и лицо, каждая была чьей-то малой родиной. Из деревни провожали на войну солдат и туда же они возвращались, не все, но возвращались, зная, что их ждёт дом.

Когда-то и в д. Загатино, что стоит на реке Ветлуге, кипела жизнь. Сейчас из постоянных жителей остался один человек. Только до его дома зимой расчищается от снега дорога, потому что дальше нецелесообразно – никто не живёт.

В прошлом веке во время коллективизации в д. Загатино был создан колхоз «Красный октябрь». Он просуществовал до 2 июля 1950 года, затем вошёл в состав укрупнённого колхоза им. Молотова. В 1954 году колхозу присвоили новое имя – «Маяк». Коллективное хозяйство на то время имело 3 140 га земли, в том числе 1 175 га пашни. В деревнях, что входили в его состав, числилось 205 дворов (хозяйств), населения – 588 человек, из них трудоспособных – 287. В феврале 1959 года колхоз снова укрупнили.

Фотографии из многолюдного деревенского прошлого семьи Медведевых из д. Загатино

Одной из уважаемых на всю округу колхозниц была уроженка д. Загатино А.И. Чубурова, которая служила примером для других и в работе, и в быту. За честный и добросовестный труд в колхозе решением правления от 7 октября 1967 года ей было присвоено звание «Почётный член колхоза «Маяк». Также за добросовестный труд в колхозе по решениям партбюро, профкома и правления колхоза звание «Ударник Коммунистического Труда» было присвоено полеводу А.М. Дубиновой и механизатору С.В. Медведеву из д. Загатино.

Война сильно подкосила деревню. Почти все загатинские мужики призывного возраста ушли на фронт, 41 человек не вернулся. Их фамилии и инициалы значатся на плите памятника павшим в годы Великой Отечественной войны воинам в д. Скрябино.

По воспоминаниям Анастасии Михайловны Дубиновой, уроженки Загатино, что записаны в 1992 году и хранятся в районном архиве, в начале 1900-х в деревне насчитывалось около 80 домов.

«Почему именно такое у неё (деревни) название, не знаю, – вспоминала она. – Родители тоже не рассказывали, а мы особо не приставали – всегда было чем заняться. Как и везде, земля делилась на полосы, и у каждого хозяйства (дома) имелась своя полоса. Её каждый обрабатывал самостоятельно, вручную. Там сажали всё, чем жила семья круглый год. Сеяли рожь, пшеницу, овёс, лён. В деревне у каждого были собственные корова и лошадь. Продуктов хватало только, чтобы прокормить семью. Налоги брали со всех одинаково. Грамоте мы учились на дому у зажиточного мужика, до этого ходили пешком в Катериновку Костромской области. В колхозы вступали, как все, с нежеланием. Ведь приходилось отдавать всё – и корову, и лошадь. Сейчас в деревне остались одни старики. Кто помоложе – уехали на центральную усадьбу колхоза. Вот и пустеет с каждым днём деревня».

Сегодня в Загатино только в одном доме светятся окна – у В.В. Медведевой. В нём тепло и уютно, на стенах рамки с фотографиями родных и близких – детей и взрослых, портреты и коллективные снимки, армейские фотографии мужа и сына. Центральное фото – Вера Васильевна с мужем – красивая молодая семейная пара.

Зазглядывая фото, можно проследить, как взрослели их дети и внуки. Особенное место не только на стене, но и в сердце Веры Васильевны занимает фотография её мамы. Она сказала, что иногда разговаривает с ней и со всеми ними, будто она тут, рядышком.

Вера Васильевна Медведева поделилась: «Родилась я тут в 1933 году, росла, потом пошла в Макарьевскую школу. В нашем классе было 14 человек. В течение недели мы там и учились, и жили, а на выходные – домой. После четвёртого класса учиться ходили в Алёшиху. Помню, дома раньше в деревне по обе стороны дороги стояли…

В деревне был свой колхоз «Красный октябрь». Я с пяти лет помогала родителям, потому что все на себе пахали, жали, сеяли…

В июне 1941 года мы узнали, что началась война. Хоть и было мне восемь лет, но я уже осознавала, что ничего хорошего ждать не придётся. И была права – начались трудные военные годы. Война много мужчин забрала, и женщины с детьми всё сами делали, выбора-то не было: работали и на полях, и на ферме, и в конюшне. И косили сами, и за скотиной ухаживали.… Всё умели делать, ведь учили нас этому с малых лет. Я работала в овчарне (ухаживала за овцами), после замужества – в телятнике. Отработала 20 лет. Ходили мы и на сплав леса на реку, промышленность у нас тут ведь в основном с лесом связана была. Люди из деревни стали разъезжаться ещё в военное время. А мы с мужем никуда не поехали, прожили здесь вместе 54 года. 10 лет, как его не стало, а я уезжать не спешу – тут всё родное. Из постоянных жителей я одна, есть ещё дачники, но они, в основном, на весну и лето приезжают, а те, которые зимой наведываются, – только на несколько дней – на охоту. Деревня постепенно обезлюдела и превратилась в то, что вы видите сейчас. Деревня всегда «тихо «уходит…»

Да, деревни уходят незаметно для большого города и даже районного центра, но вместе с ними исчезает какая-то важная часть нашей культуры, которую нужно бы сохранить для будущих поколений.

СПРАВКА
Упоминания о д. Загатино встречаются уже в XVIII веке, когда в ходе административной реформы Екатерины II в 1778 году в составе Костромского наместничества образовался уезд с центром в городе Ветлуге. Уезд разделили на 19 волостей, и деревня Загатино вошла в состав Глушковской волости.

К сведению
По данным районного архива, в 1907 году в д. Загатино насчитывалось 53 дома, где проживал 221 человек: 147 женщин и 74 мужчины. В 1992 году в деревне насчитывалось только 13 дворов (хозяйств), численность населения составляла 23 человека: 17 женщин и шесть мужчин. Работающих – 10 человек.

Анастасия Румянцева


Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *