Здесь люди жили с песнями. Валово

Деревня Валово хорошо просматривается с дороги Ветлуга – Алёшиха. Она почти сливается с деревней Чухломкой. Бывший житель Валова А.В. Чистов часто ходивший в Чухломку пешком, отмерял 180 шагов.
Поля потеснили эту деревню, а также Чухломку к самому берегу реки. Деревни входили в состав колхоза «Россия». Если посмотреть из этих деревень на реку, можно увидеть её большой изгиб, где русло уходит от коренного берега. Образован длинный остров, поросший кустарником, затопляемый водой. За рекой зелёное море кустарников и молодого леса, – писал в своих воспоминаниях краевед А. Тухтунов. – Скученность многолюдных в прошлом деревень приводила к малоземелью. Было всего 115 га земли. Только после войны колхозу в Валове прирезали земли бывшей коммуны. Сеяли рожь, пшеницу, овёс.

В деревне в лучшие её времена насчитывалось 32 дома, но жителей было много, хватало, чтобы скомплектовать две полеводческие бригады. Работали все дружно.

Для этой деревни, как и повсюду, были характерны свои фамилии. Больше всех проживало Матюгичевых, Вагановых, были Ивановы, Маряхичевы, Узиковы, Чистовы, Ельцовы. Колхоз в деревне назывался «Валовский кустарь», что некоторых приводило в смущение от того, что в других окрестных деревнях колхозы носили имена Сталина, Молотова, Калинина, Кирова, Будённого и так далее. А объяснялось всё просто. Это от того, что в Валове все мужики были связаны с кустарной артелью. Изготовляли деревянные бочки, топорища, болванки сапожных колодок. Организация колхозов прошла своеобразно. Обобществили только лошадей и овины. Весь скот остался в личных хозяйствах колхозников. Для общественных ферм коров, свиней, овец приобрели на колхозные деньги.

Колхозники отличались большим трудолюбием, например, с сенокосом справлялись за две недели, если погода позволяла. Жители рассказывали, что самым большим наказанием для них было, когда бригадир не приглашал на работу. Работников было в колхозе около 120 человек. После выполнения полевых работ, а особенно зимой мужики работали в Глушковской лесной артели. Они занимались извозом, в основном возили лес. Из Ветлуги в Урень доставляли спирт. Обратным рейсом везли товары в райпо. Сохранилась шутка того времени: «Почему вы тяжёлый мешок несёте двое?» «А третьему не за что взяться».

Самым весёлым деревенским праздником был «Летний Никола» и «Коровий праздник». В деревне были портные и сапожники, которые обслуживали и соседние деревни. Весной молодёжь с песнями и гармошками каталась на лодках по реке.

В расположенной рядом деревне Чухломке «трудовая закваска» была другой. Если в Валове рано выходили на работу и рано заканчивали её, то в Чухломке начинали работать позже и работали допоздна (до ночи). Издавна жители этих деревень дружили друг с другом, ходили на беседки и летние гуляния.

Непоправимый удар по колхозу нанесла война. В деревню не вернулись 40 человек. Эти деревни первыми объединились в один колхоз в 1953 году, а потом к ним присоединились Кулемиха, Колосиха, Верхняя Слудка и Кривошеиха. Лет 50 назад в Валове и Чухломке жило немало людей, но возраст у них был уже не молодой, это и были последние жители этих деревень. К 1990 году тут вовсе осталось три жилых дома. Из сведений о численности постоянного сельского населения по администрации Макарьевского сельсовета, на 1 января 2019 года в Валове числилось три хозяйства с населением в девять человек, по месту жительства зарегистрировано восемь жителей».

Б.С. Ваганов родился в д. Валово в 1958 году в многодетной крестьянской семье. В семье было шестеро детей: сестра, которая была старшей, и пять братьев. Роберт сейчас живёт в Севастополе, Евгений – в Набережных челнах, Борис – в Ветлуге, а самый младший Алексей – в Пустоши. Старшая сестра уже ушла в мир иной, а один из братьев трагически погиб. Глава семьи, их отец Сергей Яковлевич, родился в Валове, был участником Великой Отечественной войны, участвовал в боях с Японией, был инвалидом второй группы. Мать, Валентина Ивановна Зимнякова – уроженка д. Баранихи. Из представителей старшего поколения Борис Сергеевич помнит бабушку Дуню по материнской линии, которая жила до 1972 года. Дед Иван Зимняков умер в 1939-м. О родителях отца ничего не знает, они умерли во время войны.

В деревне, по воспоминаниям Бориса Сергеевича, было около 28 жилых домов, четыре семьи – многодетные. Фамилия Вагановы была распространённой, их носили шесть семей. В двух семьях Вагановых было по шесть детей, у Соловьёвых – девять, у Чистовых – четверо, в остальных – по три и меньше. Было два ряда домов. Большинство домов, в том числе Бориса Сергеевича, стояли на «дневной» стороне, то есть на южной, семь домов – на «ночной» стороне. В деревне был очень красивый дом Ивана Митрофановича Ваганова, с резными карнизами и наличникам. Им любовались все. Из Нижнего Новгорода приезжала экспедиция студентов из строительного института, они интересовались домом и фотографировали его.

В деревне, которая входила в состав колхоза «Россия», был скотный двор, большая конюшня, свинарник, две силосные башни. Интересно, что в Валове почти все мужчины работали трактористами, не было ни одного водителя.

– Мы учились в школе, которая находилась в с. Макарьевском, – вспоминает Борис Сергеевич. – Когда возвращались домой, встречали нашего односельчанина дядю Мишу, который работал на водовозке, потому что своей водокачки в деревне не было. Он охотно соглашался нас подвезти, при этом хитро улыбался и немного сдвигал крышку на бочке с водой. Мы, обрадованные такой удачей, забирались на телегу и доверчиво прижимались к сосуду с водой. Дядя Миша выкрикивал какое то интересное слово, и лошадь трогалась с места, при этом бочка чуть наклонялась и вода из неё лилась нам за шиворот. От холодной воды захватывало дух, мы сердились недолго и забывали про его проделки. На другой день повторялось то же самое. Дорога в школу была не длинной, но переходить надо было через два оврага, один из них по весне затопляло талыми водами. В такие дни мы не учились, как и во время сильных морозов. По весне бежали в соседнюю Чухломку (расстояние между деревнями каких-то 200 метров), где устраивали игры в лапту, чехарду, кружки и другие, у которых не было названия. Собиралось до 15 ребятишек, а иногда и больше. Зимой брали лыжи, санки и бежали на горы, катались там с хохотом до тех пор, пока не замерзали окончательно. Бежали домой, снимали одежду, залезали на печь. Одежда некоторое время стояла колом и не оттаивала.

Мама работала почтальоном, а мы, ребятишки, помогали ей. Обход у неё был большой. Она обслуживала деревни Кулемиху, Валово, Колосиху, Чухломку, Кривошеиху и Верхнюю Слудку. Приходилось носить тяжёлые сумки, ведь почти в каждом доме выписывали не по одной газете, журналу. Мы раскладывали их по почтовым ящикам, она заходила в дома, где выдавала пенсию, бандероли или ценные письма.

Отец был конюхом, летами – ещё перевозчиком на реке. Лошадей было много. Летом мы ходили в ночное, любили купать лошадей в реке. Ухаживать за ними помогали соседские ребятишки. Сенокосы были за рекой, косили в шохре. Народ надо было переправлять на другой берег, этим и занимался наш отец. Но почти постоянно перевозить колхозников он доверял нам, сыновьям. Так как мы с Алексеем были младшими в семье и нас жалели, то управлять лодкой-дощеником, куда помещалось от восьми до 11 человек, нам не разрешалось. Нас сажали за вёсла лёгких лодок, в которых перевозили по четыре человека.

На левой стороне реки были отличные грибные и ягодные места. Но если женщины во время сенокосной страды или уборочной отправлялись через реку за лесными дарами, бригадир А.И. Борисов строго настрого запрещал нам их перевозить, угрожал штрафами. Летом мы как можно больше времени проводили на любимой реке. И мальчишки, и девчонки плавали хорошо, свободно переплывали Ветлугу два раза туда и обратно. Были глубокие места, там даже трактора тонули, особенно зимой, когда возили сено и торф через реку. Их все удавалось достать, кроме одного большого. Кабина его, наверное, до сих пор на дне реки, когда детьми мы ныряли, то вставали на неё ногами. подросли, стали помогать родителям в домашних делах и на сенокосе. Любили рыбачить, особенно на перекате от Валова до Верхней Слудки, ловились больше щука, язь, лещ. В плёсе были глубокие места. В деревне жил хороший рыбак Иван Андреев, у которого было своё прикормленное место, называлось Иванов куст. Без улова он домой не возвращался. Тут любили и мы порыбачить. Он не обижался. Но был один негласный обычай, который все соблюдали неукоснительно. Пока его нет – рыбачь, но когда приходил Андреев – место уступи.

– Люди в колхозе работали на совесть, – вспоминает Б.С. Ваганов, – но и отдыхать умели весело и дружно. Старшие ребята ходили «на беседки», наряжались в хромовые сапоги, смятые в гармошку, кожаные куртки, брюки со стрелками и шли обязательно с гармонями. На гармонистов наша деревня была богата. Тон задавали два Вени – Чистов и Петухов, а ещё Слава Матюгичев. В Чухломке был только один гармонист – Василий Ваганов. Престольный праздник – Введенье (4 декабря). Был ещё «Коровий праздник». Приезжало много гостей. Дружно отмечали окончание посевной и уборочной страды. Основной праздник торжественно, с награждениями передовиков отмечался в Сергино. Далее гуляния проходили в своей деревне, на общий стол из дома каждый приносил что мог. Были свои певцы и частушечницы и плясуны. Особенно запомнилась Е. И. Иванова. Ох, и весёлая была, заводная. Не женщина – огонь! Была модницей: носила красивые яркие платья, туфли на каблуках, а частушек сколько знала! Мы, небольшие ребятишки, бегали в клуб в Минино, Панфилиху, старшие ходили в Алёшиху и даже в деревни и сёла соседней Костромской области.

Помню, как в деревне появился свой клуб, примерно в 1967 году. Его из дома-пятистенка в учреждение культуры превратили наши деревенские мужчины-­плотники. Была хорошая сцена, с концертами ездили артисты из Панфилихи, Пустоши. Хорошо пела Людмила Кудрявцева. В клуб приходили не только местные жители, а ещё с Костливого, Нижней Слудки и других соседних деревень. А какие весёлые свадьбы гуляли! Один день в доме жениха, второй – в доме невесты, соблюдались многие местные традиции. Проводы в армию отмечали всей деревней, обязательно приглашали двух гармонистов.

Ветлужанин В.А. Чистов тоже уроженец д. Валово. У его отца Александра Васильевича было два брата Иван и Сергей. Старший брат Иван Васильевич 1915 г. р. погиб на фронте, и похоронен в Курской области. Его жену с двумя детьми Александр Васильевич приютил в своём доме, где они жили до 1950 года, до рождения младшего сына Владимира. Потом семье погибшего брата купили дом, и они стали жить отдельно. Средний сын Сергей Васильевич был военным тоже участник вой­ны, служил на Дальнем Востоке. Всю жизнь прожил в Воронеже, у него дочери Людмила и Ольга, сын Юрий. Три года назад внуки Сергея приезжали к родственникам в Ветлугу и навещали деревню и дом своих предков.

У младшего в семье Александра Васильевича Чистова с супругой Надеждой Васильевной детей четверо: Владимир (живёт в Ветлуге), Пётр (в р. п. им. М. И. Калинина), а ещё двой­няшки Вера и Сергей. Вера живёт в Нижнем Новгороде, Сергей тоже жил там и работал на ГАЗе в отделе главного конструктора. Все ребята окончили ВЛТ, затем Владимир и Сергей получили высшее образование. Александр Васильевич на вой­ну не попал по состоянию здоровья, работал председателем колхоза, а потом бригадиром. Когда супруга Надежда Васильевна, работавшая бухгалтером в колхозе «Россия», ушла на заслуженный отдых, семья переехала в Ветлугу. Дом в Валове был продан колхозу, в нём поселились Разумовы. Последними владельцами дома были сектанты. С 1972 года А. В. Чистов работал лесником в Ветлужском межхозлесхозе. Его обход не раз признавался одним из лучших на предприятии. В 1981 году Чистов был признан одним из лучших работников объединения «Облсельпромлес», его портрет был занесён на областную Доску Почёта.

– Наш дом, – вспоминает Владимир Александрович Чистов, – стоял в центре деревни. Родители жили дружно, душа в душу, и нам, своим детям, подавали пример. Мама каждый день ходила на работу в Пустошь, которая была в 5 км от деревни, и всё успевала. Дома оставались четверо детей и престарелые родители. Стирки было много. Дома не полоскала, носила большие тазы в овраг, где была вкопана глубокая деревянная колода, которая наполнялась проточной водой. В деревне было много детей разных возрастов, в школу ходили колонной, как на демонстрацию. Все лета проводили на реке: ловили рыбу, купались, загорали, играли, наблюдали за пароходами, баржами. Дед Василий, почти как все мужчины в роду Чистовых, любил рыбачить. Он даже работал в рыболовецкой артели, которая была создана на Сяве, но добывала рыбу в реке, в том числе и около нашей деревни. В артели кроме деда был ещё мужчина из Чухломки – П. А. Иванов, остальные рыбаки с Макарьевского. В вой­ну его приглашали рыбачить даже на Волгу, потому что рыба нужна была не только местным жителям, но и фронту. У нас сушились и хранились рыболовные снасти, огромные неводы, которые к реке подвозились на телеге. Рыбы было очень-­очень много. Везли её сначала на лодках, потом перегружали на телеги. Около нашего дома была широкая скамейка, метра четыре, а может, и пять в длину. Когда мы были маленькие мы ездили к бабушке и дедушке в Валово к Вагановым Сергею Яковлевичу и Валентине Ивановне, – вспоминает Юлия Александрова (Ваганова). – Семья у них была большая – шесть детей. Мой отец Александр был третьим ребёнком в семье. Он погиб, разбился на мотоцикле. Дед с бабушкой были великие труженики. Дедушка был ранен и плохо передвигался. Их потом забрал к себе Алексей. Помню, деревня была длинной, а дорога по ней плохой, её «ломали» тракторами. А асфальт потом положили и то не до самой деревни. Напротив дома были две большие липы, а между ними положена большая доска, чтобы сидеть. Мы ездили туда на сенокос. Потому что родители держали много скотины, и после сенокоса нас отец возил купаться на реку Ветлугу, которая протекала под горой. В то время ещё были живы фермы, как в этой и в соседних деревнях и коровы гуляли вдоль реки. Помню, что в доме стены выкрашены белой краской и вдоль стен стояли высокие кровати. А на сеновале висел полог, и всегда пахло сеном. Когда образовалась Дивья Лока, дом деда и бабушки был продан общине ведических ариев. С тех пор я там не была.

Из воспоминаний Нины Пантелеевой (Матюгичевой):
– В середине д. Валово на крутой горе стояли две бани Екатерины Вагановой и Елены Ивановой. В детстве весной мы любили там собираться и смотреть на разлив реки. По реке Ветлуге шли баржи, катера, сплавляли лес… Как было красиво!

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *