Домой Социум Люди и судьбы Внутренние убеждения определили профессию

Внутренние убеждения определили профессию

Внутренние убеждения определили профессию

Жизнь и годы службы нашего земляка – сценарий для захватывающего кино

Сколько замечательных людей живёт в ветлужском крае! Иногда так получается, что живёшь в одном городе, здороваешься, общаешься с человеком, а не знаешь того, что перед вами уникальная личность, со сложной, но очень интересной судьбой, работе которого стоит не только в районной газете рассказать, но и фильм снять.

Наш земляк Владимир Фёдорович Горев — человек, который всю свою трудовую деятельность посвятил службе в МВД, ФСБ  и прокуратуре, достигнув высоких чинов.

         Отец  В.Ф. Горева, Фёдор Лукоянович трудился в Калининском лесничестве и леспромхозе. Весной 1941 года во время объезда на лошади участка неподалёку от кордона Куекша на лесную просеку, прямо к копытам  лошади неожиданно выкатился игривый медвежонок. Лошадь испуганно отпрянула. Через секунду появилась огромная мама-медведица, которая, взревев, стянула мужчину с лошади и набросилась на него. О трагедии люди догадались по тому, когда взмыленная лошадь примчалась на кордон без ездока. Сразу бросились на поиски. Нашли Фёдора окровавленного, без сознания, но живого! Медведица сильно разодрала и придавила несчастного, затем, видимо, думая, что жертва умерла, забросала его травой, землёй и кореньями, намереваясь прийти за добычей позже. В больнице у пострадавшего насчитали более 50 ран. После выписки Фёдора Лукьяновича — кормильца многодетной семьи, сразу призвали на фронт. Вернулся домой мужчина  через год после серьёзного ранения. В победном 1945 году  в семье родился 12-й по счёту ребёнок, которого назвали красивым именем – Владимир.

     Володя с детства привык к труду. Старшие братья и сёстры создали свои семьи, в семье осталось только двое мужчин. Вдвоём с отцом во время каникул заготовляли дрова, изготовляли и клеймили ружейные болванки, которые потом переправляли в Тулу, драли ивовое корьё, чтобы купить обновы себе и сёстрам в школу.  Фёдор Лукьянович  с детства прививал сыну любовь к родному лесу, к охоте и рыбалке. В школе Владимир учился очень хорошо, все предметы давались ему легко.

   В армии ему пришлось служить на Дальнем Востоке. Сильный, статный,  спортивный курсант школы младших командиров  Владимир Горев, с детства привыкший к физическим нагрузкам, кирзовым сапогам и обращению с оружием, чувствовал себя в армии «как рыба в воде». Кроме военной службы  юноша много занимался спортом, участвовал в армейских лыжных соревнованиях и в десятиборье, неоднократно становился чемпионом или призёром.

    После службы в армии Владимир Фёдорович поступил в Волгоградскую Высшую следственную школу МВД СССР (теперь Волгоградская академия МВД России). Вскоре в его семье случилось горе – скоропостижно умерла мама, Евдокия Дмитриевна. Пришлось Владимиру вернуться домой в р.п. им. М.И. Калинина, так как пожилому отцу была необходима забота и поддержка сына. Владимир Фёдорович сразу перевёлся на заочное отделение Московской юридической академии. В родном посёлке им. М.И. Калинина,  в клубе, на танцах увидел красивую  девушку с огромными, выразительными глазами. Таинственная незнакомка  выделялась из поселковых девчат какой-то особой, нездешней интеллигентностью и  утончённостью. От  ребят узнал, что девушку  зовут Нина, она трудится медсестрой в Калининской больнице. В посёлок Нина  приехала из Пензенской области, вместе с родителями, по приглашению руководства леспромхоза.   Владимир был парень неробкого десятка, но некоторое время не решался признаться красавице в своих чувствах. К счастью, их с Ниной любовь  оказалась взаимной. Всю жизнь Владимир Фёдорович благодарен судьбе за самый лучший подарок, о котором мечтает любой мужчина — любимой, любящей, мудрой и верной жене. С  Ниной Алексеевной  в любви и согласии  они прожили более 55 лет.

    Молодая семья Горевых переехала из посёлка в г. Шарью Костромской области. Владимир Фёдорович начал служить в органах МВД сразу с офицерских должностей — сначала экспертом-криминалистом, потом  следователем. После получения диплома с отличными оценками ему предложили учёбу в адьюнктуре.

К сведению. Послевузовская подготовка кадров для научной и образовательной деятельности в гражданских учебных заведениях называется аспирантурой, а в военной сфере и в структурах защиты правопорядка – адъюнктурой. Это наиболее высокая ступень приобретения специализации, конечным этапом которой становится написание и защита научной работы для получения учёной степени кандидата наук. В адъюнктуру поступают исключительно офицеры Вооружённых сил, полиции, службы безопасности. Их квалификация, знания и навыки впоследствии служат развитию силовых ведомств страны.

    Предложение было заманчивым, но молодого перспективного офицера прокурор города Шарьи уговорил, чтобы он из милиции перешёл на работу следователем в прокуратуру. Новая работа полностью захватила молодого следователя. О В.Ф. Гореве, его успехах в распутывании сложнейших дел  хорошо знали в областном управлении прокуратуры. Вскоре первый заместитель прокурора Костромской области был назначен прокурором Коми АССР, и он пригласил Владимира Фёдоровича на работу в центральный аппарат республики, в город Сыктывкар, на должность прокурора следственного отдела. Владимир Фёдорович был самым молодым сотрудником центрального аппарата прокуратуры республики, ему тогда не было ещё и тридцати лет, но благодаря огромной работоспособности, целеустремлённости и трудолюбию, быстро продвигался по служебной лестнице. Вскоре он стал прокурором-криминалистом. В его обязанности входило оказание методической и практической помощи следователям и прокурорам при раскрытии и раскрывании наиболее тяжких и сложных преступлениях, а также контроль над раскрываемостью преступлений и многое другое. И в этой работе у него не было права на ошибку, ведь за каждым расследуемым делом стояли человеческие судьбы.

      По словам Владимира Фёдоровича, чтобы представить уровень преступности в конце 60-х, начале 70-х годов прошлого века, достаточно сказать, что коэффициент преступности в Республике Коми  был тогда выше,  чем в самом преступном городе США Чикаго (городе гангстеров, наркоманов, контрабандистов и всего прочего). В Республике Коми при численности населения немногим больше миллиона человек только умышленных убийств совершалось более 200 в год. Категория населения в криминогенном отношении в то время там была достаточно сложная. В регионе находилось более 70 различных колоний, после освобождения большинство бывших заключённых оставались жить здесь же или неподалёку. Пример, крупная железнодорожная станция Микунь, в которой,  по статистике, 80 % жителей имели судимость за тяжкие деяния. Но в противовес им коренное население республики Владимир Фёдорович вспоминает с трогательной любовью и уважением. По его словам, народ коми – дружелюбный, честный, доверчивый и в чём-то даже немного наивный. Приходилось сотрудникам прокуратуры и милиции их защищать, предупреждать, вести с ними профилактические беседы. В начале 70-х  годов прошлого столетия в отдалённых сёлах цивилизация, культура и грамотность была у народа коми на низком уровне. Наивностью, безграмотностью и доверчивостью коренных жителей нередко бессовестно пользовались заключённые, обкрадывая и спаивая их. Не раз приходилось защищать местных жителей от обмана и жестокости заключённых и поселенцев. Нередки были и случаи убийств. Стоит отметить, что среди заключённых  в то время было немало бандеровцев, власовцев, участников УПА, РОА (запрещенных в Российской Федерации), которым по окончании войны был назначен длительный срок отбывания в колонии при условии отсутствия доказанности в конкретных убийствах. Владимиру Фёдоровичу, по долгу службы, приходилось часто общаться с такой категорией заключённых – предками неофашистов, которые сейчас пытаются навязать миру свою идеологию. «Озлоблённость, ненависть, желание взять ружьё и убивать всё живое – это сквозило в каждом их взгляде», – тяжело вздохнув, вспоминает Владимир Фёдорович.  На всю жизнь он запомнил дело о серийном маньяке-убийце, который орудовал в приполярном шахтёрском городе Инте. Кстати, подозреваемый был махровым бандеровцем, родом из Винницкой области. За  злодеяния, которые он творил в военные и послевоенные годы на территории Украины, уже отбыл срок — 15 лет в колонии особого режима. Свою недавнюю причастность к убийствам нескольких горожан полярного  города матёрый уголовник отрицал. До сих пор помнит Владимир Фёдорович его взгляд – холодный, ненавидящий. Но не на того следователя он попал! Скрупулёзно изучая дело, Владимир Фёдорович находил всё больше фактов о причастности к кровавым преступлениям. По запросу В.Ф. Горева, из   Управления КГБ по Винницкой области УССР пришло личное дело агента гестапо — подозреваемого. У опытного следователя стыла кровь в венах, когда он его читал. Оказывается, негодяй ещё в годы Великой Отечественной войны был штатным агентом гестапо в концлагере. С немецкой пунктуальностью в личном деле были зафиксированы все страшные деяния агента, в частности, доносы о готовящихся заключёнными побегах, о намерении вывести из строя лагерные механизмы и других попытках саботажа. После различных экспертиз, которые полностью доказывали его вину, он признал вину по всем эпизодам убийств. Видимо, есть такие нелюди, которые не могут существовать, не лишив жизни другого. Это приносит им удовольствие. Нормальным людям это сложно понять. Следует отметить, что  никогда и ни одним словом не обмолвился подонок своим сокамерникам, что был когда-то агентом гестапо. Даже самые отъявленные рецидивисты таких подлых доносчиков люто ненавидели. Решением суда убийце многих сотен людей была назначена высшая мера наказания. Возмездие свершилось.

      Во время перестройки, в начале 1990-х, пошли упорные слухи о серьёзной реорганизации в органах прокуратуры, со значительным сокращением надзорных функций. Начались массовые увольнения сотрудников, в числе которых был и В.Ф. Горев.  Некоторое время Владимир Фёдорович проработал в КГБ (теперь ФСБ) и в управлении кадров МВД, но вскоре его попросили вернуться опять в прокуратуру. Быстро тогда в Генпрокуратуре поняли, что если не вернуть опытных работников в ведомство, то очень быстро наступит сильнейший кадровый голод, чего нельзя было допустить. Службу Владимир Фёдорович продолжил в должности старшего помощника прокурора республики по оперучёту, затем старшим помощником прокурора республики по связям со СМИ и начальником следственного отдела. По словам жены Владимира Фёдоровича, Нины Алексеевны, её очень беспокоило, что муж работал «на износ». Он  постоянно был в служебных разъездах, и им с дочерью Светланой  с тревогой  приходилось ждать мужа и папу из командировок. Если Владимир Фёдорович был в Сыктывкаре, то приходил домой очень поздно, падая с ног от усталости. По служебным делам приходилось часто бывать в командировках во всех городах и районах огромной по территории Коми АССР. В то время работники прокуратуры, даже высоких чинов, ездили в командировки без охраны, нередко пользуясь общественным транспортом. В.Ф. Гореву приходилось контролировать и проверять организацию работы районных и городских прокуроров, и местных ОВД. Кроме этого, он был членом аттестационной комиссии и членом коллегии. Владимир Фёдорович был очень загружен и общественной работой. У лектора общества «Знание» и внештатного лектора ОК КПСС зоной аудитории были северные города шахтёров, газовиков и нефтяников – Воркута, Инта, Печора и Ухта. По воспоминаниям В.Ф. Горева, в  залах, где он проводил лекции, собиралось до 400 слушателей.

        Возраст в 54 года позволял Владимиру Фёдоровичу служить дальше, любимая работа нравилась, была успешной, но выслуги было достаточно, и сильно тянуло на родину, в ветлужский край…  В отставку В.Ф. Горев ушёл в должности старшего помощника прокурора республики по особым поручениям и безопасности. Эта должность приравнивалась должности зампрокурора республики. Несмотря на перспективы роста карьеры, супруги Горевы решили уехать на родину Владимира Фёдоровича, в его родной,  любимый ветлужский край. Друзья из прокуратуры не понимали их, уговаривали переехать на южное побережье Чёрного моря или в Подмосковье, но Владимир Фёдорович с Ниной Алексеевной приняли своё решение.  

      Приехав в Ветлугу, глава семьи построил большой, красивый дом, вместе с женой Ниной Алексеевной посадил фруктовый сад. Их уютный дом утопает в цветах. Живут в Ветлуге супруги Горевы более двадцати лет. Несмотря на почтенный возраст, Владимир Фёдорович всегда подтянут,  бодр и улыбчив.

— Секрет моего здоровья – наша ветлужская земля и общение с простыми, добрыми людьми – моими земляками, — улыбаясь, говорит Владимир Фёдорович. — С раннего детства мой отец Фёдор Лукьянович привил мне любовь и уважение к родной земле, которая меня здорово закалила и сделала выносливым. Благодаря  многокилометровым походам по лесу на лыжах или пешком,  а также тяжёлой мужской работе, полюбил спорт, рыбалку и охоту, научился ничего в жизни не бояться, ни на кого не перекладывать свою работу, а делать её всегда честно и хорошо, преодолевать и никогда не показывать свои страх и усталость, верить в себя и свои силы. Эти качества мне очень сильно помогли в моей сложной работе.     

     Владимир Фёдорович и сейчас в любую погоду совершает ежедневные многокилометровые походы в лес. Летом и осенью — на велосипеде, зимой — на лыжах. Но больше всего он любит дальние пешие путешествия с ночёвкой у костра по весеннему лесу. Кроме того, Владимир Фёдорович Горев давно и серьёзно увлекается игрой эрудитов – шахматами, а также экстремальной ездой на внедорожнике по сложным лесным дорогам, рыбалкой и сбором лесных ягод и грибов. Из путешествий по родным просторам он обязательно привозит букетик лесных или полевых цветов своей любимой супруге Нине Алексеевне.

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.