16+
ДомойСпецпроектыИстория«Родина всегда к себе тянула, как добрая и ласковая мать…»

«Родина всегда к себе тянула, как добрая и ласковая мать…»

Продолжаем публикацию воспоминаний А. И. Ширяева из его книги «Автобиографический очерк».

«В январе 1944 года я в звании майора прибыл в 447 стрелковый полк 397 стрелковой дивизии на должность заместителя командира полка. Полк занимал рубеж обороны севернее г. Сарны, примерно 20 км с центром участка обороны – д. Жечица. Командир полка подполковник А. Т. Макаров поставил передо мной задачу по контролю боевой готовности полка. Зиму размещались по домам в деревне, население из которой было эвакуировано, весной перешли все жить в землянки. Весной 1944 года ждали наступления немцев, но пришла весна, настало лето, а немцы всё не наступали. В первых числах июля полк и вся дивизия совершили ночной марш-манёвр, оставив занимаемый участок обороны и скрытно по лесам вышли к г. Столину. Командир полка поручил полк вести мне, т. к. сам убыл на изучение местности под Столин в группе командира дивизии. К утру полк вышел к Столину, но сходу город взять не удалось. Пришлось там задержаться на несколько дней. Вскоре создалось охватывающее положение вокруг Столина. Немцы ослабили огонь, и мы 9 июля освободили город. После его взятия полк развивал наступление в направлении г. Лунинец, но, не доходя 7–8 км, нас повернули строго на запад, и мы начали наступать, освобождая деревню за деревней в направлении г. Пинск. Преследование проводилось в трудных условиях, т. к. немцы отступали по хорошим дорогам, оставляя множество лесных завалов и минных полей. Преследование мы проводили по параллельным дорогам, преодолевая множество болот, речушек. Мы всё время стремились нанести противнику большие потери, для этого искали подходящие моменты.

Овладели г. Столин и продвинулись на 10–12 км в направлении ст. Лунинец. Разведка доложила о том, что два батальона немцев располагаются на ночной отдых в одной из деревень, окружённой лесом со всех сторон. Командир полка принимает решение обойти деревню с обеих сторон, отрезать путь отхода противнику и решительной атакой его уничтожить. Я пошёл с батальоном Артеменко, а заместитель по политчасти – с батальоном Акишина. Используя лес, без дорог, деревню мы быстро окружили, прочно закрыли все пути отхода противника. По сигналу началась одновременно с двух сторон атака. Немцы нас не ожидали. Подразделения действовали стремительно и быстро, завязалась рукопашная схватка. В ход пошли гранаты, штыки, приклады. У немцев сильная паника. Наши солдаты даже руками душили немцев. Шум, крик, мат… Картина жуткая. Мы с комбатом Артеменко и то приняли активное участие, израсходовав по три диска с патронами из своих автоматов. Бой длился около часа и закончился уже в темноте вечером. Только двум десяткам немцев удалось из шестисот человек уйти лесами от нас,  остальные были перебиты, 70 человек взято в плен… В этой деревне две сотни обречённых граждан были спасены нами от уничтожения противником, которое было назначено на следующее утро.

С подходом к г. Пинску мы встретили упорное сопротивление противника на заранее подготовленном рубеже по реке Ясельда. Задержка с прорывом этого рубежа получилась на два дня, пока не подошли артиллерия и тылы. С утра 14 июля оборону на реке Ясельда мы прорвали и начали развивать наступление на Пинск. В середине дня 14 июля на плечах отступавших немцев мы ворвались в г. Пинск. Когда мы ворвались в город, он горел и был сильно разрушен. Кругом зияли пустые обгорелые коробки, без окон и крыш. Не успевшие отойти немцы и власовцы (предатели) стреляли по нам, но мы быстро их уничтожили, очищая дом за домом, квартал за кварталом, и стремились быстрее выйти на противоположную сторону. С выходом на западную окраину города мы остановили батальоны, чтобы покормить уставших бойцов и командиров. К батальонам подъехали кухни с горячей пищей и начали раздавать суп и кашу. В это время я доложил командиру полка по телефону о том, где находятся батальоны и чем занимаются. Он мне приказал немедленно поднять людей и продолжать преследовать противника, а кормить людей будем потом, когда появится возможность. Я сразу же передал это распоряжение командирам батальонов и вместе с капитаном Акишиным стал поднимать людей. Наступали и преследовали днём и ночью и только пешим порядком. У нас в полку в то время танков и автомобилей не было. Артиллерии у нас было много. Стрелковому полку придавалось по 1–2 артиллерийских полка, и мы легко давили опорные пункты противника и очаги сопротивления артиллерийским огнём. Это давало нам возможность быстро продвигаться вперёд и неотступно преследовать противника.

Вспоминается неприятный случай в боях за Пинск. Только мы подошли к восточной окраине города, зацепились за первые дома и сразу оказались в огневом кольце. С фронта по нам ведут огонь из пулемётов и автоматов немцы, а с тыла по нам открыла огонь артиллерия Припятской речной военной флотилии. Потребовалось 12–15 минут для связи с речниками, чтобы перенацелить их огонь по противнику. От огня речников мы потеряли семь бойцов убитыми и ранеными.

Наступление и преследование немцев в направлении Бреста проходило успешно. С подходом к опорным пунктам или промежуточным рубежам обороны противника наши батальоны с фронта развёртывали пулемётные роты, миномётные батареи и орудия прямой наводки, а стрелковые роты пускали в обход с обоих или с одного фланга. Роты нависали над тылами противника. С фронта открывался сильный огонь, а с флангов переходили в атаку стрелковые роты. Опасаясь окружения, противник бросал оружие и налегке в панике бежал с занимаемого рубежа, такая тактика нами применялась с начала и до конца освобождения Белоруссии. Были случаи, когда наш батальон, окружая 1–2 пехотные роты противника, полностью их уничтожал, а остатки сдавались в плен. С подходом к Бресту из-за больших потерь в личном составе полк и нашу дивизию вывели на отдых и на формирование в леса Беловежской пущи. Там мы получили пополнение, новую технику и вооружение. После двухнедельного перерыва по железной дороге вся дивизия и 61 армия были переброшены в Прибалтику.

За успешные боевые действия в Белоруссии и за взятие г. Пинск всему личному составу была объявлена Благодарность Верховного главнокомандующего т. Сталина И. В., а во время отдыха в лесах Беловежской пущи вместе с другими награждёнными бойцами мне был вручён орден Красного Знамени.

В 1984 году я приезжал в город Пинск по случаю 40‑летия его освобождения. Приятно было встретить боевых друзей, однополчан, увидеть возрождённый город. Пинск запомнился красивыми домами, чистотой, приветливым населением. Нас везде хорошо встречали, а сколько цветов было нам преподнесено. Мы были гостями на предприятиях города, на каждом наше прибытие выливалось в митинги с горячими и тёплыми речами.

Наталья Торопова
Профессиональных и юных ветлужских лесоводов связывают многолетняя дружба и сотрудничество
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии