16+
ДомойСпецпроектыКраеведениеДеревня верховское – родина моих предков

Деревня верховское – родина моих предков

Исчезнувшие и исчезающие деревни должны сохранить в истории свои названия и имена тех, кто в них жил, чтобы люди их помнили

Колхоз имени М. Горького

В Новопокровском школьном музее сохранилось Свидетельство, в котором написано: «Колхоз им. М. Горького Ветлужского района Горьковской области – в среднем за два года получил урожай зерновых 14,45 ц с га, с площади в 1937 году 88,25 га, в 1938 году 96 га, за что утверждён участником Всесоюзной Сельско-­Хозяйственной Выставки и занесён в Почётную Книгу. Главный Комитет Всесоюзной Сельско-­Хозяйственной выставки. Москва. 1939 год». Значит, до начала Великой Оте-чественной вой­ны колхоз им. М. Горького процветал. Вклад в работу колхоза им. М. Горького внесли и мои предки.

Во время Великой Отечественной вой­ны председателем колхоза им. М. Горького был Зайцев. В сельском музее сохранился Государственный акт на вечное пользование землёй колхозами № 528998 от 19.12.1951 г. и Проект внутрихозяйственного землеустройства сельскохозяйственной артели им. М. Горького Калининского района Горьковской области от 25.09.1951 г. Сохранился также план севооборота колхоза за 1941–1949 годы. По этому плану можно увидеть, как снижается уровень работы колхоза за годы вой­ны. Поля используются больше в качестве пастбищ, посевы сокращены. Рабочей силы мало, все мужчины на фронте.

Геннадий Григорьевич Казаков работал председателем промколхоза им. М. Горького с 12 февраля 1947‑го по 1954 год. Рабочих рук в колхозе вой­на заметно убавила. Едва хватало сил на обработку земли да уход за скотиной. Колхоз становится отсталым. В 1954 году Г. Г. Казаков переведён на работу инструктором райкома КПСС. Председателем колхоза им. М. Горького стал Анатолий Модестович Серебренников. Он был тридцатитысячником.

Из статьи «В ногу со временем», посвящённой 60‑летнему юбилею А. М. Серебренникова, газета «За сельскохозяйственные кадры» от 18 июня 1987 года: «Анатолием Модестовичем Серебренниковым пройден большой нелёгкий трудовой путь. В грозном 1943 году после окончания восьмилетки 16‑летнего Анатолия назначают бригадиром в родном колхозе «Усть-­Торгаш» Красноуфимского района Свердловской области. В ноябре 1944 года он был призван в ряды Советской армии. После победы А. М. Серебренников служил в вой­сках НКВД, охранял государственную границу. Для него всегда была характерна жажда знаний: за период службы он окончил десятилетку и военное училище. Получил звание старший лейтенант, награждён медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной вой­не 1941–1945 гг.». После демобилизации в 1955 году в числе тридцатитысячников А. М. Серебренников работает председателем колхоза им. А. М. Горького Ветлужского района Горьковской области. С тех пор его жизнь неразрывно связана с сельским хозяйством. За эти годы он заканчивает Горьковский сельскохозяйственный институт, аспирантуру при кафедре растениеводства, работает директором учебно-показательного хозяйства «Пригородное», успешно защищает кандидатскую диссертацию. С 1966 года А. М. Серебренников занимался научно-­педагогической деятельностью: 10 лет был деканом агрономического факультета, более 15 лет успешно руководил кафедрой луговодства и мелиорации. Активную научную работу совместно с сотрудниками кафедры он вёл в 1970‑е и 1980 годы. Ему принадлежат более 70 научных работ, методических пособий, учебник по луговому кормопроизводству, рекомендации по увеличению продуктивности кормовых угодий.
Анатолий Модестович вёл и активную общественную работу. Он неоднократно избирался членом райкома КПСС, депутатом райсовета, членом партбюро агрономического факультета. Сотрудники всегда отмечали присущие Анатолию Модестовичу незаурядные организаторские способности, молодой задор и исключительную энергию».

Из воспоминаний П. Д. Матвеева: «Колхоз сразу пошёл в гору. Новый председатель обошёл все деревни и уехал, неделю его не было. Мы думали, что он больше не приедет, напугался разрухи. А он приехал, привёз с собой инженера по электричеству. Начали строить линию, заготовлять столбы. Каждому хозяйству было дано задание: выкопать несколько ям для столбов. Зима была холодная, земля промёрзла почти на метр. Мы с отцом разжигали костёр на ночь, чтобы легче было копать. Электростанцию построили на Верховской ферме. Завезли всё оборудование. В колхозе тогда было две машины ЗИС‑5 и полуторка. За год всё построили, осенью пустили. Свет включали с пяти часов утра до десяти часов вечера. Это была большая радость. Навезли электромоторов на веялки, на сепаратор, поставили моторы на пилораму. Началось строительство: в д. Овечкино построили склад, д. Пескуше – овин, д. Верховское – склад. Мастерскую и кузницу построили на Верховской ферме. Мастерскую оборудовали токарным, сверлильным и точильным станками, установили в кузнице молот. Токарем работал Николай Долгих, кузнецом – Николай Юденцев. Школу из д. Пигалки решили перевести в д. Пескушу, т. к. в Пигалке не было света, жителей было мало. Потом председатель привёз из сельхозинститута агронома Раису Ивановну Быкову.

В д. Верховское была масляная, били льняное масло. Главным был Архип Сергеевич Селезнёв. Жить начали хорошо. Но тут неожиданно пришло решение об объединении колхозов. Мы просили, чтобы А. М. Серебренникова оставили председателем укрупнённого колхоза, но нас никто не послушал. Председателем был назначен Павел Васильевич Романов, а нашему председателю предложили быть его заместителем. Анатолий Модестович не согласился. Его направили в колхоз «Россия», он и там восстановил колхоз. Наш колхоз раздербанили: мастерскую с оборудованием продали в колхоз «Прогресс» в с. Турань. Перевезли пилораму, все склады в с. Новопокровское, клуб, школу перевезли в с. Новопокровское под квартиры. Нам было обидно видеть, как разрушается наш колхоз им. М. Горького».

Последняя волна переселения людей из д. Верховское была связана с укрупнением колхозов. Всё трудоспособное население работало на Верховской ферме. Женщины были доярками, мужчины возили навоз, чистили стойла, возили на ферму сено. В это время в укрупнённом колхозе им. XXI партсъезда КПСС, в который вошёл колхоз им. М. Горького, построили огромный животноводческий комплекс, с новым оборудованием, с молокопроводом. Было принято решение все маленькие фермы расформировать. Дояркам колхоз стал строить дома на центральной усадьбе в с. Новопокровском, деревня на глазах распадалась. Уезжали все трудоспособные жители. Оставшиеся пенсионеры тоже потянулись кто куда. Люди ехали к своему светлому будущему. На Верховской ферме у каждой доярки была группа коров – 14 голов, которых она должна была дважды вручную подоить, напоить, накормить, принести им на носилках сено, почистить стойла, снести по оврагу в вёдрах молоко, где оно охлаждалось в речке во флягах. К тому же, в с. Новопокровском была школа восьмилетка, где могли учиться дети, а не жить в с. Новопокровском в интернате, добираясь до дома по субботам и по понедельникам обратно в школу, кто как может. Расстояние до Новопокровского было 5 км.
Молодёжь уезжала из деревни в поисках работы по специальности, получив образование, в деревне был только тяжёлый физический труд.

Великая Отечественная вой­на в судьбе
д. Верховское

Когда началась Великая Отечественная вой­на, жители д. Верховское, как и вся страна, встали на защиту Родины. Из каждого дома уходили взрослые мужчины и юные сыновья. В списках погибших по Проновскому сельсовету я нашёл фамилии жителей Верховского:
Рожин Анатолий Борисович.
Копалкин Николай Осипович.
Шишмаков Василий Викулович.
Шишмаков Александр Викулович.
Шишмаков Дементий Викулович.
Скородумов Владимир Иванович.
Скородумов Павел Иванович.
Скородумов Капитон Иванович.
Перминов Михаил Алексеевич.
Страшно подумать, судя по списку, из двух семей не вернулось сразу по трое сыновей. Василий, Александр и Дементий Шишмаковы – братья моего прапрадеда Ивана Викуловича Шишмакова.

В деревне жизнь во время вой­ны была очень трудной. Из воспоминаний Марии Васильевны Юдинцевой (Власовой): «Когда началась вой­на, я училась в 4 классе Пигальской школы. На фронт забрали отца и троих братьев. Было голодно, ели куколь, толкли его в ступе и пекли колобушки. В школу ходить перестали, не было одежды и обуви. С 12 лет начала работать уборщицей в колхозной конторе в Верховском. Весной собирали песты. Летом ходили по ягоды и грибы, из леса шли, срывали листья липы, заворачивали в них ягоды и ели, собирали и ели клеверные головки. За клеверные головки, собранные в колхозном поле, наказывали. Запрягали быков и возили на них навоз. Быки не слушались. Старшая сестра Галина работала на Верховской ферме, мы ходили к ней, как бы помогать, а на самом деле – попить молока. Пили прямо из ведра из-под коровы. Выживали все, как могли…»

Из воспоминаний Галины Васильевны Власовой: «Когда началась вой­на, всех мужчин забрали на фронт, остались работать в колхозе женщины, ребятишки и старушки. Было трудно. Есть было нечего. Всю работу выполняли вручную. Лошадей забрали на вой­ну. Землю пахали на быках, а то и на людях. Боронили граблями. Рожь жали серпами, а обмолачивали молотилками. Сеяли вручную – кто из лукошка, кто из ведра. Осенью теребили лён, тоже вручную. Руки болели и кровоточили, истыканные костерей. Работала дояркой на Верховской ферме, уходили на ферму в два часа ночи. К семи приходили домой, шли работать на поле, а потом вечерняя дойка. Метали стога, ставили сами стожары…»

Верховское — одна большая семья

Престольных праздников в Верховском было два: Ильин день (2 августа) и Покров (14 октября, праздник Покрова Пресвятой Богородицы, престольный праздник Новопокровского храма). В Ильин день с утра вся деревня шла на работу, на сенокос. После обеда на работу выходили только женщины и ребятишки, а на другой день и на третий – только ребятишки и ­кто-нибудь из взрослых. Это были дни, когда ребятишки правили сами. Сами запрягали лошадей, сами гребли сено, сами метали стог, обычно один. Была радость общего труда, дети знали, что после праздника их строго проверят взрослые. Обычно хвалили.
На работу в деревне выходили по звонку в железку, которая висела на столбе посреди деревни. Обед в сенокос готовили на всю деревню на улице, на костре во фляге, из свежего мяса. За обедом приходили с бидончиком, выдавали порцию мяса по количеству работников из семьи, а супа не жалели, чтобы хватило и работникам, и ребятишкам.
В каждом хозяйстве были корова, овцы, поросята, телёнок, куры. Коров и овец пасли по очереди.
В Пескушанскую начальную школу детей зимой провожали на лошади, всех ждали, обо всех ребятишках тоже сообща проявляли заботу.
Молодёжь в деревне жила всегда весело, в старину были посиделки, где девушки пряли лён, а парни выбирали себе невест.
В деревне у всех были яблоневые сады. У Селезнёвых была пасека.
Для нас, ребятишек, взрослые строили на берегу речки карусели и качели, мы там собирались и играли все вместе. Зимой здесь же катались на самодельных лыжах с гор».

Я много узнал о деревне Верховское. Выяснил причины исчезновения деревни, в которой жили мои предки – четыре поколения.

В настоящее время происходит то же самое. Кто виноват? Получается ­как-то странно, вроде бы всё делается для улучшения условий для людей и тогда, и сейчас. Но ведь, если бы не исчезла д. Верховское, не заросли бы поля вокруг неё.
Что я могу сделать? Могу сохранить память о д. Верховское. Для этого разместил собранные материалы в интернет-­проект «Памяти исчезнувших деревень», который запущен в 2010 году по инициативе нашей Новопокровской школы на портале letopisi.ru. Жителям д. Верховское, которые разъехались в разные уголки России и даже за её границы, будет приятно прочитать материалы о своей родине. Думаю, ­кто-нибудь захочет дополнить мою работу.
Деревня Верховское будет жить в памяти людей.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии