16+

Сердце матери

БАБУШКИНЫ СКАЗКИ (для детей и взрослых)

В давние времена жил на благодатной земле вольный народ по обычаям предков. Мужчины пахали землю, сеяли, собирали урожай, охотились, ловили рыбу, а женщины готовили еду, ткали, шили одежду и рожали крепких, здоровых детей. Народ этот никогда не знал угнетения и притеснения со стороны чужаков, а сам никогда не посягал на чужие земли. Зачем идти кого-то грабить и захватывать, когда чистейшие реки полны рыбой, а в густых лесах полно всякой дичи, и родимая мать-земля щедро кормит… Может, потому и росли здесь крепкие, сильные духом и чистые сердцем сыновья и трудолюбивые и скромные дочери…

Жила среди этого народа старая Мать со своим единственным сыном, которого она считала даром Небес. В тот день, когда её муж погиб во время охоты на медведя, она почувствовала, что носит под сердцем дитя. Небеса взяли её мужа и взамен дали сына. Всю любовь материнскую, заботу и ласку Мать отдавала сыну. Вырос её сын, во всём похожий на отца: сильный, крепкий, добрый и нежный. Была на примете у Матери одна хорошая, добрая девушка, которая должна была стать его женой…

Но случилась беда, страшнее которой не видал ещё маленький свободный народ. Однажды на рассвете, когда все спали крепким сном, напали на них чужаки-завоеватели. Захватили всех врасплох, били, грабили, убивали, топтали конями, рубили мечами, жгли дома, постройки, хлебные поля… Сильных, крепких юношей повязали для угона в рабство, красивых и нежных девушек взяли наложницами в гарем своего Правителя. Зрелых мужчин того народа перебили, чтобы не смогли они отомстить захватчикам. Не пощадили даже матерей с младенцами на руках, дабы не возродился народ сей. Вот каким коварным, жестоким был Правитель чужаков-захватчиков…
Осталась одна чудом уцелевшая Мать: удар саблей мчавшегося на коне грабителя-чужака пришёлся вскользь по её голове, срубив высокий вдовий головной убор с повязанным поверх платком. Она упала, и это спасло ей жизнь. Но не спасло её единственного сына, угнанного в рабство. Когда Мать очнулась, стояла жуткая тишина, вокруг тела погибших, дымились обуглившиеся остатки домов – всё, что осталось от счастливой и безмятежной жизни маленького свободного народа.

Почернела от горя душа Матери, стала как та головёшка от родимого очага. Сколько дней и ночей прошло с того страшного дня, она не помнила. Перед глазами всё время стоял сын – живой, весёлый, улыбающийся. Ох, как болело и тосковало по сыну материнское сердце. Надумала Мать, собрав все свои силы, идти к врагам, чтобы освободить его. Но как это могла сделать старая слабая женщина, она не представляла. Знала только одно: материнское сердце велит ей идти. И Мать пошла. Куда идти, ей показывали метки, оставленные врагом: сожжённые дотла деревни, вытоптанные поля и посевы… Шла она дни и ночи, забыв о сне, питаясь ягодами и кореньями трав, пила воду из чистых родников, утолявших не только жажду, но и придававших ей силы.
Когда, наконец, женщина достигла пределов страны жестокого Правителя, его воины схватили её и привели к грозному Правителю. Услышав, что Мать пришла сюда, требуя, отдать сына, Правитель громко расхохотался прямо ей в лицо: «Какой выкуп за сына ты можешь дать мне, старуха? У тебя есть несметные богатства, или ты обладаешь редкими сокровищами?» Отвечала Мать, не страшась ужасного вида и грубых слов Правителя: «Нет у меня ни богатств, ни драгоценностей редких. Есть у меня то, что выше и бесценнее всех твоих сокровищ… «И что же это может быть? Отвечай же!» – вскричал нетерпеливо Правитель. «Это любящее материнское сердце», – кротко, но твёрдо ответила Мать. Долго смеялся грозный Правитель, и вместе с ним смеялись все его слуги, и, казалось, смеялись даже дворцовые стены. Наконец, он вымолвил: «Хотел бы я увидеть то сердце матери, что дороже всех сокровищ мира!»

Мать встрепенулась при этих словах и подошла ближе к трону Правителя: «Даёшь ли ты слово отдать мне сына, если увидишь то сердце?» Правитель лишь утвердительно кивнул. Мать сделала ещё один шаг вперёд, но воины, охранявшие Правителя, сомкнули плотно ряды, не подпуская её ближе. И снова спросила Правителя старая женщина: «Твёрдое ли твоё слово, Правитель?» И ответил ей раздражённый Правитель: «Старуха, не забывайся, кто пред тобой. По одному моему слову здесь казнят или милуют. И слово моё твёрдое, как камень дворца, где ты стоишь». Тогда промолвила Мать в последний раз: «Ведь и ты, Правитель, когда-то родился от матери, которая носила тебя под сердцем своим и кормила тебя грудью своею. Так во имя своей матери сдержи своё слово. Отпусти на свободу моего сына, и ты увидишь то, что хотел!» При последних словах Мать быстрым движением выхватила у воина, что стоял к ней ближе всех, острый кинжал и с силою вонзила его себе в грудь. Потрясённые воины и Правитель с ужасом увидели в огромной разверстой ране, как бьётся маленькое, с кулачок, сердце матери… Как, бывает, смертельно раненная птица бьёт вначале часто-часто крылами по земле, потом взмахи крыльев становятся всё реже, слабее, и вот уже сникли крылья её и бессильно распластались по земле. Остановилось сердце Матери, и бездыханной упала она к ногам Правителя…

Хмурый, как туча, сидел Правитель на троне. Сидел он долго, и никто не смел нарушить зловещую тишину даже дыханием своим. Наконец встал он и повелел громким голосом отпустить на свободу сына этой женщины, а саму Мать похоронить на кургане Славы, где хоронили его самых лучших мужественных и бесстрашных воинов, отдавших за него жизнь, ибо знал грозный Правитель, что нет подвига выше, «…чем положить душу свою за други своя». А теперь грозный Правитель постиг ещё одну истину: нет выше, сильнее и святее любви Матери, отдавшей материнское сердце своё в обмен на жизнь сына.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии