16+
ДомойСпецпроектыИсторияИз застенков не вышел

Из застенков не вышел

Нечеловеческие условия жизни, издевательства, тяжёлый труд, голод, холод, унижения, грязь, болезни… Всё это было суждено испытать Николаю Лемехову, студенту провинциального города Ветлуги.

Николай Лемехов был призван на фронт в 20 лет. Судя по немецкой анкете, которую фашисты вели скрупулёзно, был он рядовым, студентом, призывался из г. Ветлуги. В анкете указана только одна родственница – Надежда Лемехова, проживавшая в г. Шуе Ивановской области. Кто это? Сестра, мать, жена, тётя? К сожалению, выяснить не удалось. Судя по фото, Н. В. Лемехов был шатен, худощавый. Рост – всего 162 см. На обратной стороне анкеты зафиксированы прививки, которые фашистские врачи ставили заключённому.

Заинтересовавшись тем, что он был студентом, попыталась найти его данные во всех учебных заведениях г. Ветлуги. В этом мне помогали библиотекарь Ветлужского лесоагротехнического техникума Е. Н. Белова и бывший преподаватель Ветлужского медучилища Н. Ю. Рябкова. Проведя огромную работу, в списках студентов 1938–1941 годов студента Николая Васильевича Лемехова они не обнаружили. Оставалось Ветлужское педучилище. Обратилась за помощью в районный архив. Его заведующая Г. С. Кузнецова положила передо мной огромные папки с документами Ветлужского педагогического училища за 1937–1941 годы. Открывая их, надеялась, что найду Николая Лемехова среди его студентов. Изучила списки особенно тщательно, выбывших на вой­ну, даже просто выбывших за плохую учёбу или по состоянию здоровья, но, к сожалению, Лемехова среди них не обнаружила. Можно предположить, что он учился в другом городе.

Как гласит анкета, в плен Николай Васильевич попал 19 июля 1941 года на Псковщине – под городом Новоржевом. Псковский край стал одним из первых рубежей обороны, способствовавших замедлению вероломного наступления немецко-­фашистских вой­ск в июне-июле 1941 года. Псковщина занимала особое место в планах гитлеровских стратегов, которые ещё в декабре 1940 года собирались превратить его западные районы в трамплин для завершающего броска к Ленинграду. Согласно гитлеровской директиве, получившей кодовое название «Барбаросса», группа армий «Север», начав наступление из Восточной Пруссии, должна была уничтожить советские силы, находящиеся в балтийских государствах, затем продвинуться в направлении Ленинграда с тем, чтобы занять этот город и портовые сооружения Кронштадта.

В начале вой­ны удар врага был настолько сильным, что соединения Северо-­Западного и Западного фронтов, прикрывавшие главную дорогу на северо-­восток по линии Каунас – Даугавпилс – Остров – Псков, были рассечены, потеряли связь со штабом и начали с огромными потерями отступать. Фланги 8-й и 3-й армий оказались открытыми, а на каунасском и вильнюсском направлениях не осталось сил, которые могли бы противостоять всей массе хорошо обученных и оснащённых танковых и моторизованных вой­ск фашистов. 1 июля, всего через десять дней после начала вой­ны, немецкий генерал Вильгельм фон Лееб отдал приказ продолжить наступление в сторону Пскова. Неимоверными усилиями Красной армии удалось занять оборонительные рубежи. Яростно сопротивляясь, она отступала, неся огромные потери плохо обученных, плохо вооружённых красноармейцев. Тогда много красноармейцев погибло, многие попали в плен…

Фронт-шталаг 323 был создан в мае-июне 1941 года на территории второго военного округа Германии для приёма советских военнопленных. Первоначально постоянных строений в лагере не было, и пленные размещались под открытым небом на территории, обнесённой колючей проволокой. Первая партия военнопленных прибыла сюда в июле 1941 года. Скорее всего, Николай Лемехов попал именно в этот распределительный лагерь. В июне-июле 1942 года в его лагерных документах появляется название – шталаг 302 (2Н) Гросс Борн Баркенбрюгге. Судя по учётной карточке, он прибыл туда 22 октября 1942 года, а 28 ноября 1942-го его отправили в Норвегию – перевод без указания дат приходится на концлагерь возле Лиллехамера (военнопленных, предположительно, в конце 1942-го начале 1943 года отправляли туда морским путём в качестве рабочей силы).

Место это печально известно своим лагерем для перемещённых лиц и военнопленных, причём лагерь был построен ещё в Первую мировую вой­ну. Во вторую мировую немцы значительно расширили его территорию. Лагерь был использован, в основном, как транзитный лагерь для советских военнопленных. Условия жизни в лагерях были ужасные. Среди военнопленных в Норвегии быстро распространялись такие болезни, как дифтерия, туберкулёз, воспаление и отёк лёгких. Многие заключённые умирали от издевательств и голода. Первое время, пока достраивали бараки, пленные ютились в вырытых ими землянках по колено в воде. Они трудились на каменоломнях, строили железные и автомобильные дороги, аэродромы и военные укрепления вермахта. Фашисты-надзиратели часто избивали потерявших силы и здоровье узников. По словам бывшего заключённого, Виктора Ивановича Петрашевского, прошедшего этот ад, «везде в лагере царствовала смерть…» Умер он 29 марта 1944 года от туберкулёза лёгких, полгода не дожив до освобождения Северной Норвегии Красной армией. Похоронен в Йорстаумоене в области Оппланд.

Согласно норвежским архивным источникам, около 70 000 наших соотечественников прошли через лагерь близ Лиллехаммера, более тысячи из них похоронены на близлежащем кладбище. В могиле под номером 487 покоится ветлужанин Николай Лемехов.

Сколько их, таких красивых, умных, грамотных, перспективных молодых людей замучено в фашистских застенках. Если бы не вой­на, у Николая Лемехова была бы семья, дети, внуки… Людские потери – самые страшные потери всех стран от вой­ны с гитлеровской Германией. К сожалению, в некоторых государствах фашизм снова поднимает голову… Нельзя забывать о его зверствах, надо постоянно напоминать новым поколениям о том, какой ценой была завоёвана Победа!

Концлагеря в Северной Норвегии были настоящими казематами смерти по причине нехватки еды и одежды.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии