16+
ДомойСпецпроектыИсторияПоследняя крепость рейха

Последняя крепость рейха

Там не слышны разговоры, смех, не поются песни… Лишь застыла в почётном карауле тишина. Сколько их, таких мест, на нашей земле? Известных и не очень, крупных и небольших, в больших городах и маленьких сёлах — там, где мы живём главных и… главных всё равно.

Цикл публикаций под рубрикой «Безмолвное эхо войны» расскажет о некоторых мемориалах и братских захоронениях, в которых покоятся ветлужане, павшие на полях сражений Великой Отечественной войны.

Четыре дня как уже завершились бои за Берлин и Красная Армия поспешила на помощь восставшей Праге, а на востоке Германии всё ещё продолжали грохотать залпы артиллерии — это не сдавался германский гарнизон города-крепости  Бреслау. В боях в рамках Нижнесилезской наступательной операции за Бреслау (сейчас польский город Вроцлав) погибли и ветлужане.  

Одним из них был Игорь Васильевич Алёшин. Газета «ЗВ» на своих страницах в проекте «Береговые Ветлуги», в публикациях о д. Шишкино уже упоминала о нём. Стали известны обстоятельства военной биографии и гибели Игоря Алёшина. Родился он 2 декабря 1922 года в д. Шишкино. Его родителями были Василий Иванович и
Евдокия Лебедевы. После окончания школы юноша поступил в лётное училище. Лётное дело любил, много занимался над повышением знаний по специальности. В декабре 1940 года поступил на службу в ряды РККА в звании лейтенанта и должности штурмана отряда. На фронте с 11 мая 1944 года. Совершил 31 боевой вылет на бомбардирование военно-промышленных объектов, живой силы и техники противника,
боевой налёт – 125 часов. Днём и ночью в сложных метеоусловиях летал на цели: Кишинёв, Яссы, Брест, Белосток и другие. По оценке командования, по его вине не было ни одного случая «блудёжек» или вынужденных посадок. Задания по бомбардированию живой силы и техники противника выполнял с большим желанием. Над целью вёл себя мужественно и хладнокровно.

В ноябре 1944 года Игорь Васильевич Алёшин был награждён орденом боевого Красного Знамени. В наградном листе сказано: «С 22 на 23 июля 1944 года, выполняя боевое задание – бомбардировать железнодорожный узел Белосток, несмотря на плохие метеоусловия, отыскал цель, прицельно отбомбился и привёл корабль на свой аэродром. Дисциплинирован, в работе аккуратен, трудолюбив и исполнителен, политически грамотный…»

И.В. Алёшин погиб в ночь на 8 апреля 1945 года, выполняя бомбардирование города Бреслау. В тжурнале боевых действий 336-го бомбардировочного авиационного полка 53-й бомбардировочной авиационной дивизии, в которой воевал Алёшин, сказано: «Экипаж в составе: командир корабля – мл. лейтенант Мельников, лётчик – лейтенант Заборотный, штурман – лейтенант Алёшин, борттехник – лейтенант Радионов, радист – сержант Удовидченко, стрелок – сержант Арсланов на самолёте ЛИ-2 № 18418505 вылетел на бомбардирование города Бреслау. Корабль был сбит огнём зенитной артиллерии (ЗА) своих войск в результате незнания силуэтов своих самолётов и неорганизованного управления огнём. При подаче сигнала «Я свой самолёт» огонь ЗА не прекращала. Из состава экипажа выпрыгнул на парашюте лётчик Заборотный».

И.В. Алёшин был похоронен на кладбище советских офицеров во Вроцлаве с отданием воинских почестей на участке I в одиночной могиле № 34.

Когда 6-я армия начала осаду Бреслау, никто и подумать не мог, что ей предстоит застрять возле города более чем на два месяца. В крепости засело 50 – 60 тысяч немецких солдат и офицеров (в советских источниках говорится даже о 80 тысячах). Они располагали артиллерией, складами боеприпасов, запасами продовольствия и сдаваться не собирались.

Сама природа позволила немцам создать из Бреслау неприступную крепость, так как вся юго-восточная, восточная и северная стороны города имели естественные танконедоступные преграды: реку Вейде, каналы реки Одер, реку Оле с широкими поймами. Северная сторона вообще представляла собой заболоченную местность или вязкий грунт, что не давало советским танкам массированно атаковать пригороды города с этого направления.

Из дневников Ю.М. Головина, ветерана Великой Отечественной войны: «По городу наносили свои удары наша артиллерия и авиация, умело действовала пехота. Необходимо было особое искусство наступающих. Тактика широкого наступления не подходила. Бой вёлся мелкими группами за дом, за подвал, за улицу, квартал. Всего не расскажешь. Были случаи, когда немцы, вышибленные из квартала, проникали обратно через многочисленные подземные ходы, закладывали взрывчатку и
взрывали дома, занятые нашими бойцами. Исключительное значение имела бдительность.

Вспоминаю бой одной из рот нашего батальона. Надо ворваться в подвал стоящего напротив разрушенного дома. Но подвал хорошо укреплён, из каждого подвального окна, превращённого в амбразуру, при малейшем нашем движении хлестал огонь. Определили. кто и чем будет бить по окнам. Надежду возлагали на взятые у немцев фауст-патроны, которыми вполне овладели наши солдаты. Каждое окно занимаемого немцами подвала по расчёту должно получить достаточно мощный огневой удар. Особая группа подготовилась к стремительному броску, пока фрицы не очухаются. Замысел удался. Жалею, что память не сохранила фамилий отличившихся». 

Участником осады города-крепости был ещё один ветлужанин, уроженец д. Козлихи Белышевского сельсовета Александр Дмитриевич Торопов (1925 г.р.) В ряды РККА он был призван в 1943 году. Воевал артиллеристом в 164-й гаубичной артиллерийской бригаде большой мощности в составе  31-й артиллерийской дивизии прорыва.

В отчёте о боевых действиях 164 габр бм сказано: «Весь март 164 бригада вела борьбу с окружённой группировкой в г. Бреслау, стремясь обессилить её и лишить надежды на выход из окружения. Рассчитывая на помощь извне, немцы яростно сопротивлялись, цеплялись за каждый дом. Вражеская авиация ожесточённо действовала по ночам. Каждую ночь беспрерывно был слышен в воздухе гул немецких моторов: то транспортные самолёты доставляли боеприпасы и снаряжение. Наши зенитчики открывали дружный огонь и сбивали вражеских стервятников. Так, например, ночью 10 марта наша зенитная артиллерия сбила шесть самолётов. Неудачи ещё больше озлобляли фрицев, артиллерия немцев и миномёты бешено обстреливали боевые порядки наших войск. Гитлеровцы предпринимали контратаку за контратакой».

А.Д. Торопов был ранен (осколочное ранение грудной клетки и живота) и умер от шока ориентировочно 2 – 4 апреля 1945 года в 1817-м эвакуационном госпитале. Первоначально был похоронен в северном районе города, именуемом населённым пунктом Херрнпротш на гарнизонном кладбище. Солдат и сержантов РККА после
войны (в 1947 – 1948 гг.) перезахоронили из первоначальных могил на сборное кладбище в районе Сковроня Гура. Таким образом, останки А.Д. Торопова были эксгумированы и перенесены на кладбище Советских воинов.

Наш земляк Василий Павлович Музыкантов погиб в окрестностях Бреслау 24 февраля 1945 года. 21-летний солдат был командиром отделения разведки 21-го гвардейского кавалерийского полка 7 гв. кд 1 Укр Ф. 

Призвали его в ряды РККА из родного Скрябино 12 августа 1942 года. Воевал он отважно. В сентябре 1943-го был ранен, в апреле и августе 1944-го удостоен боевых наград — сначала медали «За отвагу», затем ордена Красной Звезды. 

К штурму Бреслау кроме обычной пехоты привлекали штурмовую инженерно-сапёрную бригаду с её специальной подготовкой в укреплённых городах. Так, один из опорных пунктов вермахта уничтожили сапёры. При помощи тротила они в стенах пробили небольшие отверстия, после чего внутрь начали забрасывать дымовые шашки и бутылки с горючей смесью. Плюс огнемёты. Другой приметой места стало массовое использование дымов. Завесы использовали и для прикрытия своих действий, и для ослепления неприятельских огневых точек. Масштаб их применения в Бреслау просто зашкаливал — до двух тысяч дымовых боеприпасов в сутки. Дым был одним из способов выкатить пушки на прямую наводку, не опасаясь прицельного огня. Некоторые расчёты орудий к концу штурма имели на счету по десятку разбитых с прямой наводки  огневых точек и по несколько десятков убитых, раненых и пленённых немцев. После уничтожения основных узлов сопротивления начиналась зачистка. Затем танки и самоходки получали возможность перенести  вперёд позицию — и всё начиналось заново в новом квартале.

Немецкий гарнизон капитулировал 6 мая 1945-го уже после падения Берлина. Участник штурма полковник Чикин так описал капитуляцию Бреслау: «Вчера я, майор Яхьяев и переводчик Лебедев ездили в крепость с полномочиями по вопросу
безоговорочной капитуляции. Ездили два раза. Я был главным. Первый раз привёз с собой коменданта крепости генерала от инфантерии фон Нигофа, второй раз привёл в наше расположение весь штаб крепости (около 40 человек с адъютантами и ординарцами). Впер- вые в жизни я выполнял роль парламентёра. Было чего опасаться – похоже, немцы готовы были нас растерзать. Но я вёл себя достойно победителя (хотя косил глазами во все четыре стороны). И – чудная история! Мы, трое
русских офицеров, ведём полтора десятка машин с офицерами штаба крепости через боевые порядки противника, через линию фронта, как пленников, – на свою сторону. В это время колонны немецких войск строятся, чтобы сложить оружие».

Из дневниковых воспоминаний Ю.М. Головина: «Всю ночь с 6 на 7 мая непрерывным потоком колоннами, большими и малыми, по Вильгельмштрассе через площадь Гинденбурга шли мимо нас капитулировавшие войска бреславского гарнизона, на
своей шкуре испытавшие силу и мощь советской военной техники, мужество и стойкость советского воинства. Москва салютовала нам двадцатью артиллерийскими залпами из 220 орудий».

Салютовали не только в честь освободителей города — крепости и его мирных жителей, но и сложивших голову солдат и офицеров Советской армии, в том числе и ветлужан.

К сведению

Осада Бреслау советскими войсками весной 1945 года — не самый известный эпизод Великой Отечественной войны. Однако старинный польско-немецкий город стал образцовой крепостью Третьего рейха. Бреслау защищался многочисленным гарнизоном под командованием фанатичного руководителя Карла Ханке и заставил потратит на его штурм много времени и сил, а его капитуляция стала веским успехом Советской армии.

Это интересно 

Осада Бреслау вошла в историю Второй мировой войны как пример самой длительной оборонительной операции войск страны-агрессора с целью удержания своего города (80дней). Для сравнения — осада и штурм Будапешта длились 48 дней, Берлина — неделю. Кёнигсберга — три дня. В 1944 году осада и штурм Севастополя советскими войсками заняли 27 суток. Бреслау не щадили ни защитники, ни тем более штурмующие. К маю 1945-го года  было разрушено около 80% всех его зданий. Многие из них были разобраны на строительные материалы. Кирпич отсюда впоследствии широко использовался при восстановлении погибшей Варшавы.

 

 

 

Предыдущая статьяУзники Ламсдорфа
Следующая статьяКовал щит Родины
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ваш комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные статьи

Рубрики

Новые статьи

Новые комментарии