Меню
16+

Общественно-политическая районная газета «Земля ветлужская»

30.07.2019 14:02 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 53 от 20.07.2019 г.

Врач не вправе быть слабым

Автор: Валентина СЕЛЕЗНЁВА
Земля ветлужская

В эвакогоспитале чётко был организован приём раненых. Зинаида Николаевна удаляла вражеские осколки из тел солдат, вычищала раны, накладывала швы после бесконечных операций. Работа была напряжённой, иногда госпиталь принимал до 500 раненых за раз. Всех нужно было осмотреть, прооперировать, записать. Помогал средний медперсонал и санитарки, которые брали на себя значительную часть работы. Медики были хорошими психологами, успокаивали раненых, внушали надежду на выздоровление. Каждый из медперсонала нёс огромную ответственность за порученное дело.

Госпиталю был выделен участок земли, где медработники вместе с выздоравливающими выращивали капусту, картофель и другие овощи для организации питания. Летом организовывали выезды в лес за грибами и ягодами. Как-то раз в лесу произошла встреча З.Н. Сыромятниковой с подозрительным мужчиной, который сидел у ручья и перевязывал руку. Как выяснилось позже, это был преступник. Хорошо, что врач была в гражданской одежде и не знала, кто перед ней. Но бандит был насторожен. Быстро сориентировавшись, Зинаида Николаевна представилась женой лесника и даже перевязала ему, якобы неумело, раненую руку. Через день хирург З.Н. Сыромятникова вскрывала труп бандита. Придя домой, бандит застрелился, окружённый чекистами. Оказывается, это был главарь банды, которая разграбила склад с оружием в военном училище – тогда погибло много командиров училища и курсантов.

В 1942 году эвакогоспиталь 2868 передислоцировали под Москву, а на его месте организовали госпиталь профиля «ранение суставов и конечностей». З.Н. Сыромятникова осталась в нём ведущим хирургом. Пришлось забрать к себе восьмилетнюю дочь, так как свекровь сильно заболела. Однажды из сануправления из Москвы прилетело начальство, чтобы уговорить доктора ехать в эвакогоспиталь 3456, находящийся на линии фронта. Сначала Зинаида Николаевна не соглашалась, жаль было подвергать дочь опасности, но, с другой стороны, понимала, что Родине нужна её помощь. С этого дня у неё начались этапы передислокаций вместе с эвакуационным госпиталем, полтора года спала, не раздеваясь.

Эвакогоспиталь разместился в г. Зубцово, Калининский фронт. Там после боёв не были убраны трупы, ими были забиты и колодцы с водой, кругом всё заминировано. Приготовили землянки для приёма раненых, но накануне прибытия эшелона случился потоп, землянки затопило. Поступил приказ – в течение четырёх часов эвакуироваться. Начальник госпиталя принял решение оставить всё оборудование госпиталя, а вывезти только людей. З.Н. Сыромятникова пошла наперекор начальству. Собрала коллектив в 200 человек, на шесты положили по три-четыре матраца и в три захода перенесли мягкий инвентарь к станции. С десантниками договорились об обмене солёных грибов и капусты на транспорт, чтобы перевезти медицинское оборудование. Им выделили сорок пароконных повозок, и за полтора часа весь мединвентарь был доставлен на станцию. Настояли и на том, чтобы сразу забрать с собой детей.

Их привезли в г. Звенигород под Москвой. Сюда доставляли раненых с фронта и партизан из тыла врага – с Украины. Контингент раненых – разнообразный. Работы у медперсонала было много и в наведении дисциплины. Сколько для этого было нужно такта и терпения! Тяжёлые ранения, контузии, черепно-мозговые травмы. Когда выписывали одного Героя Советского Союза из госпиталя, он признался, что сам удивляется, как в начале лечения не разбил ни одной тарелки или не выстрелил в воздух. Оказывается, он хранил оружие под гипсовой повязкой. У него была тяжёлая контузия, если бы не человечное отношение, такт и доброта медиков, вряд ли бы ему удалось с ней достойно справиться.

По мере освобождения Украины госпиталь передвинули в г. Конотоп Сумской области. Украина встретила их фруктами, арбузами, чего они лишены были эти годы. Здесь З.Н. Сыромятникова работала до конца войны, а её дочь окончила четвёртый класс, да ещё с похвальной грамотой. В больнице города хирурга не было, поэтому Зинаида Николаевна, несмотря на огромную занятость, принимала и лечила больных. Но всё-таки основная её работа была в госпитале. Часто приходилось помогать медсёстрам и нянечкам стирать после раненых бельё, мыть больных. В госпитале практически не было инфекций, 72 % раненых выздоравливали и снова становились в строй.

Сколько бессонных ночей было проведено у постелей раненых во время налётов фашистов! Ещё одна опасность подстерегала людей – бандеровцы. Беспощадные, однажды они ворвались в хату к соседям З.Н. Сыромятниковой, всех резали и грабили, затем стали ломиться к доктору. Застывшая от ужаса женщина, обнимая дочь, прощалась с жизнью. На их счастье, с аэродрома ехали бензозаправщики и спасли от неминуемой гибели.

Светлую радость испытал весь советский народ в день победы! Зинаида Николаевна вместе со всеми радовалась, плакала по погибшим, удивлялась, что выжила в страшной кровавой мясорубке, строила планы на дальнейшую жизнь.

9 сентября 1945 года с рюкзаком за плечами, с повзрослевшей дочерью и тяжело раненым мужем Сыромятникова вернулась в милую и желанную Ветлугу. С этого времени у Зинаиды Николаевны начинается работа в мирных условиях в Ветлужской больнице, в ставшим родным коллективе.

Продолжение следует...

Из воспоминаний З.Н. Сыромятниковой:

«Ранения были жуткие, мешок с костями привезут, думаешь: что тут выйдет, как справится организм. И всё-таки какая великая сила заложена в каждой живой клетке. Снимаешь гипс – чудо свершилось, раны чистые, переломы срастаются, человек опять живёт, идёт в бой. Работа без выходных дней, отпусков в течение четырёх лет войны. Трудно было, но не это так утомляло, как ожидание налётов, обстрелов, бессонные ночи. Иногда не спали по двое суток, с открытыми глазами видели сны. Оперирую в брюшной полости, а вижу сетчатку глаза в виде господина в цилиндре и с тросточкой…»

«Только отъехали километра два, как налетели фашистские самолёты и начали бомбить те места, где были вырыты землянки. Эшелон идёт, и вдруг на полном ходу резко останавливается. Все полетели вниз с полок… А бомбы рвутся рядом, смерть на каждом шагу. Поезд то летит, то останавливается. Разум тупеет в это время, живёшь азартом спасения. Впереди нас и сзади эшелоны разбиты, а мы проскочили. Переехали реку под хутором, а моста не было, на сваях лежат шпалы не приколоченные. При ходе поезда они гремели, как клавиши. Вот где было страшно!»

«Однажды мне пришлось разоблачать симулянта – глухого, который пришёл в перевязочную, где я была одна, и спросил, почему товарищу дали отпуск после ранения, а ему нет. «Так, значит, Вы слышите?» – спросила я. А он руку в карман. Думаю, сейчас застрелит. Я так испугалась, что седых волос прибавилось на голове, но виду не подала, а тоном приказа сказала, чтобы он шёл в штаб оформлять выписку из госпиталя на фронт. После он мне благодарно пожал руку, что не отправила его под суд. Всего не перечесть, что пришлось пережить на дорогах войны».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6