Меню
16+

Общественно-политическая районная газета «Земля ветлужская»

16.04.2019 10:33 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 25 от 06.04.2019 г.

Баба Маня из Гудков

Автор: С.С. Кряжева

М.А. Груздева. фото из семейного архива Груздевых

Ветераны, да ещё долгожители, за этой фразой встаёт целая история. То, что пережили они, многие из нас не могут даже представить, не то что вынести. Это люди, с которых надо брать пример, особенно тем, кто находится в претензии не к себе, а к окружающим. Их, живых свидетелей военного и послевоенного времени, осталось совсем немного. Но, несмотря на всё пережитое, эти пожилые люди имеют ещё много душевных сил. Пообщайтесь с ними и увидите, что история их жизни будет для вас важным и полезным приобретением. Уже старенькие, но подкованные в современных вопросах. Не удивляйтесь, если услышите мудрые умозаключения, подкреплённые примерами из своей жизни. Есть чему поучиться! Сегодня будем беседовать с долгожительницей из деревни Гудки. Послушайте историю её жизни, и вы убедитесь, что это история настоящего человека.

«Мы не шанские, не баковские,

Мы весёлые девчоночки гудковские».

Вот такие задорные частушки пела в молодости со своими подружками первая «плясица» и певунья в деревне Гудки Мария Александровна Груздева, у которой 12 апреля будет юбилей. Позади 95 прожитых лет. Сейчас она будто отдыхает, оглядываясь назад с душевной теплотой. Ни одного укорительного слова, ни одной жалобы и роптания, что это были тяжёлые времена. Просто передала нам свой опыт, поведала, как жили тогда. У бабы Мани ясный ум, серьёзный и одновременно радостный взгляд. Добрая, честная, открытая. У неё неплохое здоровье, грамотная речь и хорошее чувство юмора. Чистенькая, опрятная, добродушная старушка, с которой всегда хочется общаться.

- Баба Маня, расскажите о своей жизни.

- Родилась в 1924 году в Гудках. Тятя (авт. отец) Александр Фролович был конюхом, мама работала в бригаде. Кончила я четыре класса школы, училась хорошо, могла бы и дальше учиться, но родители в школу больше не пустили — надо было водиться с младшими братьями и сёстрами. Когда мне было 23 года, случилось в нашей семье большое горе. Мама с младшей сестрой пасли скотину, началась гроза, они решили от дождя укрыться под берёзой, их обоих и убила молния. Отец такого горя вынести не смог, его парализовало, и он вскоре умер. После их похорон я уже веселиться с молодёжью не ходила, было не до песен и не до плясок, надо было заботиться о младших сиротах.

Когда началась война, мне было 17 лет. Нас куда надо было, туда и направляли, не откажешься. За Уренём строился запасной аэродром, послали нас, молодых девчонок, туда расчищать площадку. Тяжёлая работа: рубили кусты, валили деревья, выравнивали землю. Аэродром так и не построили, видимо, не пригодился. Затем послали на лесозаготовку и на сплав. Делали большие плоты из заготовленного леса на реке Вол, а весной сплавляли до самого Козьмодемьянска. Плот спереди управлялся «воробой», такое приспособление из бревна, вроде руля, чтоб плот к берегу не прибило. На одном плоту было до 18 человек. Справлялась я и с этой «воробой», полмесяца плыли. Из Козьмодемьянска домой ехали так: до станции Ветлужская на поезде, затем до Уреня шли пешком, а из Уреня или пешком, или на лошади. Ни машин, ни автобусов тогда не было. Когда мне исполнилось 18 лет, нам, четверым девчонкам, пришли повестки, как военным, ехать на станцию Ветлужская, там, на реке стоял пароход, на нём и жили. Тут работали целой бригадой. Рубили кусты и плели плети, как на забор. Потом этими плетями перегораживали реку Ветлугу от берега к берегу, только середину не загораживали. Это делалось для того, чтобы основной поток воды был посередине реки. Таким образом углубляли дно реки для прохода пароходов. Так работали пять месяцев — не за деньги, только кормили и поили бесплатно. За продуктами плавали в Козьмодемьянск, хлеб давали по карточкам — 6оо грамм на человека. Бригадиром был молодой Александр Халезов, заботился о нас, приносил дополнительно молоко из деревни.

Отработали положенный срок и пошли пешком со станции Ветлужской домой. После такой работы и дороги два месяца у меня не ходили ноги, отекли, были все в «вахлах» (авт. шишках), но потом всё куда-то делось. Опять пошла работать. Война была, пахали землю на быках и лошадях, сажали картошку, зерно. Потом начинался сенокос: косили руками, сушили сено, метали стога. Осенью убирали зерно и картофель тоже вручную, мешки с зерном на себе носили, возили в Ветлугу на зернозавод. Очень трудная и тяжёлая была жизнь. После войны она понемногу стала налаживаться, но сначала работали за трудодни, денег не платили, то зерном, то мукой расплачивались с колхозниками за работу.

В 1952 году вышла замуж за Евгения Ивановича Груздева, он с 1923 года, в деревне его звали Евгеном. Наша семья жила очень бедно, будущий муж тоже из бедной семьи, жил с матерью. В деревне удивлялись, как мы сможем прожить в такой бедноте. Свадьбы не было, даже чаю не попили. Взяла своё приданое — подушку, одеяло, пряху, розовое платье. На мне были кофта, чёрная юбка, вот в таком виде и ушла к мужу жить, свекрови тогда было 55 лет. Ни пододеяльников, ни простыней, матрас соломенный, одеяла тканые — пряли, ткали изо льна, шили руками, швейных машин не было, мужики тоже носили тканые штаны, брюк не было.

Муж был хорошим тружеником. Все столярные и плотницкие работы выполнял: рамы, столы, табуретки делал, шесть хороших домов для колхозников в деревне построил, лапти умел плести, научил этому делу и Дисана Васильевича Копотинцева, он тоже был хорошим человеком, потом в Калинино уехал жить. Начали жить, так сразу решили строить себе дом, поэтому трудились с утра до вечера, берегли каждую копеечку, копили деньги. Сначала купили поросёнка, выкормили, продали мясо, купили козу, потом купили телёнка, выкормили корову. Когда в доме появилась кормилица коровка, тогда уже мяса в семье было вдоволь, несколько кадок солили, стали держать по 5-6 овец, кур. Муж не пил, не курил, потом, когда уже крепко стояли на ногах, — пристрастился, колхозники угощали за работу, но алкоголиком не был, всегда в работе.

В 1953 году родилась дочь Нина, через три года дочь Таня. Я была в бригаде, зимой работы в колхозе для женщин не было, но мы вместе с мужем возили силос коровам и сено овцам, в то время уже платили по 30 рублей в месяц. Потом долго работала овцеводкой. К 1959 году денег накопили, стали строиться. Поставили новый добротный с «подошвы» дом, всё делали сами и через год уже стали жить в нём. Дом был большой, с четырьмя окнами на дорогу. Огород, 40 соток, весь засажен. Раньше насосов не было, воду носили из колодца, это была моя обязанность, а вот дров при муже не нашивала. Дрова заготавливал так, подрубит берёзу топором, свалит, потом пилит, мы помогали сучки собирать. Свет появился в деревне или в 1949-м или в 1950 году, а так пряли по вечерам с керосиновой лампой, варили еду в русской печке, в чугунках, ни электроплиток, ни газу не было. Пшеницу сами возили молоть на мельницу. Скотину кормили так: сварю в русской печи чугун картошки, добавлю лукошко муки. Много картофеля выращивали, всему подворью хватало.

Мужу хотелось сына-наследника, в 1963 году родила Ивана. Муж был очень рад, имя дали в честь его погибшего на фронте отца. Евген был очень красивым, дочери были похожими на него — красивые, статные. Но недолгим было наше счастье. В 1974 году поехал муж в Сочи в санаторий, путёвку дали бесплатно как хорошему работнику, колхоз оплатил дорогу. Прислал телеграмму, что доехал, а домой не приехал. Сбило поездом на станции Петушки, лежал десять дней в морге, схоронили в Медведове, ему было всего 50 лет.

После гибели мужа я стала очень верующей и уже с Божьей помощью поднимала детей. Обе дочери окончили Ветлужское медучилище, Нина по распределению работала в Голубихе, Таню направили в Шахунью, обе на новом месте вышли замуж. Сын Иван кончил ГПТУ, всю жизнь работает шофёром, живёт в Ветлуге. Теперь уже обе мои дочери на пенсии, одна живёт в Ветлуге, Таня — в Тюменской области. У меня семь внуков. 11 правнуков, один праправнук, моя семья — 35 человек, и все навещают меня, старенькую бабушку. Я очень довольна своей семьёй.

Ещё хочу сказать, что когда деревни стали соединять — Шумилово, Гудки, Осотово, Медведово — председателем был Анатолий Степанович Демашов. Затем Иван Дмитриевич Беляев. После него Николай Анатольевич Вихарев, он работал более 20 лет, дал нам телушку, очень помог, всегда со слезами поминаю его. После него Владимир Иванович Карамышев, самый последний Николай Борисович Разыграев. Всех с благодарностью вспоминаю.

В 2001 году наша деревня окончательно распалась, я уехала жить в Шумилово. В Ветлуге снимала квартиру, зимой жила в городе, а на лето уезжала к себе в деревню сажать огород, так десять лет. Потом дом пришлось распилить на дрова. В 2010 году дочь Таня купила квартиру в деревянном многоквартирном доме, здесь и живу, в центре города, напротив фонтана. Дом относится к ветхому жилью, в будущем должны получить квартиру с удобствами, а сейчас меня приходится дочери мыть в тазиках на полу. Думаю, Господь даст мне здоровье дожить до благоустроенной квартиры, очень мечтаю об этом. Когда я выписывалась из деревни, секретарь сказала: «Всё, деревни Гудки больше нет…»

- Баба Маня, расскажите, пожалуйста, как в то время молодёжь жила в деревне?

- Чем тяжелее трудились, тем веселее плясали. По четыре человека плясали шанского, по два — елецкого, частушки с матом никогда не пели, к каждому событию — своя частушка. Клуба не было, сегодня у одних попляшем, завтра в другом доме, да по улице с гармонью пройдёмся, весело было с гармонью. До войны много девок и ребят было в Гудках, 33 парня погибли в войну только в нашей деревне. Раньше слово влюблялись не говорили, спрашивали, «с кем ходишь», и всё это без поцелуев, летом посмеёмся, потолкаем друг друга, зимой в снежки поиграем, это и были знаки внимания. У меня много женихов было, всех пропустила, проплясала, бойкая была. Один всё шутил, что если долго думать буду, возьмёт девку «кореновуху», из леса значит, так и женился на ней.

«Я не белого, не белого, не белого лица,

Не форсиста, из семейки небогатого отца».

Пропела баба Маня эту и ещё несколько частушек, но отвлеклась на дочь — пенсионерку: «Форточку не забыла закрыть? Не ходи в тапках на улицу, там холодно, простудишься» — делает замечания дочери, проявляя материнскую заботу. Как иначе? Дети даже в таком возрасте бывают не совсем послушны. Хорошо, когда мамы живут долго, даже позавидовала своей однокурснице, у многих с нашего курса мам уже давно нет, а Татьяна всё ещё доченька.

- Баба Маня, вы прожили довольно суровые времена и ни к кому претензий не имеете. В наше время, на фоне эпидемии критиканства, редко встретишь такую добродушную старушку. Вы живёте, как подобает жить истинной христианке?

- Стараюсь. За всю жизнь ни с кем серьёзно не ругалась, сердиться — сердилась. Со свекровью были очень хорошие отношения, я её уважала. Спасибо государству, даёт много льгот и пенсия хорошая. Дали соцработника мне в помощь — Ольгу Александровну Кудряшову, хорошая женщина, девять лет за мной ухаживает. Я ей благодарна. Разве думали мы раньше, что за нами в старости будут ухаживать, как за барынями. Что надо, Оленька принесёт, купит, всё делает, что не попросишь. Да как можно быть недовольными? Никаких претензий ни к кому нет, жизнью довольна, благодарю Господа Бога за всё: мне 95 лет, а я всё ещё на своих ногах и в памяти. Самое главное, нет войны! Остальное зависит о самого человека: нехорошо когда земля пустует и на ней ничего не садится, и скотинку перестали держать, прожить, не имея подсобного хозяйства, сложно, трудиться на земле надо обязательно, она кормилица.

- Баба Маня, мне ваша дочь Таня сказала, что у вас только за упокой написано в поминании 200 человек, да ещё за здравие… Расскажите, с чего начинаете свой день и чем заканчиваете?

- И утром, и вечером с молитвы: «Спаси и сохрани, Господи, на день грядущий президента Владимира Владимировича Путина, Дмитрия Анатольевича Медведева, патриарха Кирилла…», а затем перечисляю имена всех своих родственников и дорогих мне людей. Затем за упокой и родных, и знакомых. Вечером благодарю за прошедший день и прошу прощения: «Прости меня, Господи, за мои грехи и ошибки, которые я причинила Господу Богу и Божьей Матери».

- Баба Маня, да это же пятая Заповедь в Православии: «Чти отца своего и мать, какими бы они не были, род свой и всех, кто заботится о твоей жизни: правителей, руководителей, учителей, работодателей и т.д.». Заповедей всего десять, но ни одна из них ничего нам не обещает. Только за соблюдение пятой даруется долгая жизнь на земле. Может быть, ваш секрет долголетия как раз в том, что вам удалось выстроить свою жизнь по христианским правилам?

- Да, человек, который живёт в вере, всегда находится в глубоком покое. Ещё совет: не принимайте всё происходящее близко к сердцу, все сложности временны — всё пройдёт. А секрет моего долголетия — обязательно молиться, быть добрым, помогать немощным. Я 45 лет живу без мужа, но одинокой себя не считаю, с Богом живу. По моей-то жизни давно бы лежать в могиле, да Господь хранит.

- Будьте все Богом хранимы на многие лета! — пожелала всем ветлужанам баба Маня на прощание.

Что можно пожелать нам долгожительнице, которая имеет в жизни крепкую духовную охрану и опору? Наверное, только земного. Преодолев с достоинством много чего неприятного в своей жизни, пожелаем нашей героине преодолеть ещё один рубеж – столетний, и чтобы как можно скорее сбылась её мечта переселиться в благоустроенную квартиру.

Постскриптум. После интервью с бабой Маней было о чём поразмышлять и чему поучиться. Первое, это уважительное отношение к человеку — помнит в 95 лет всех руководителей колхоза и называет не только фамилии, но и имена, отчества, по имени, отчеству величает своих односельчан и российских правителей. Второе, люди в наше время живут хорошо, без голода и войны, и желать лучшего не стоит. Не было и нет у бабушки Мани завышенных ожиданий от жизни, надеялась только на себя и Господа. В депрессию, куда современные люди любят впадать, не верит, потому что лени у бабы Мани никогда не было и не будет. Некогда ей глупостями заниматься. Творить молитву за благополучие родных и всей страны — это благородный труд, который Марии Александровне Груздевой в 95 лет по силе, этим она в настоящее время и занимается. Спасибо вам за мудрость, баба Маня из Гудков!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12