Меню
16+

Общественно-политическая районная газета «Земля ветлужская»

30.08.2018 15:50 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 62 от 25.08.2018 г.

«Разве так может быть?»

Автор: Н.С. Левашова, учитель истории, Ветлужская школа № 2

Первый памятник Тане Савичевой, построенный в 1972 году. Фото предоставлено автором

В течение нескольких лет жители блокадного Ленинграда из Нижнего Новгорода во главе с Натальей Юрьевной Курепиной приезжают в Шатки, чтобы почтить память своей маленькой землячки. Они как никто другой понимают, какие испытания выпали на её долю. В этом году Наталья Юрьевна пригласила поехать в Шатки вместе с блокадниками ребят из творческого объединения «Поиск» Ветлужской школы № 2. 17 июля состоялась наша поездка в это удивительное место.

Нас встретил директор Шатковского историко-краеведческого музея

А.А. Инжутов и сотрудники музея Н.Н. Яйцева и Е.М. Мельникова. Точнее, это не музей, а музейный комплекс, который включает в себя три самостоятельных тематических музея. Поэтому, хоть Шатки и небольшой рабочий посёлок, экскурсия по его историческим местам занимает целый день. Мы посетили только детский музей имени Тани Савичевой, который был открыт в 2011 году. В первом разделе представлена жизнь блокадного Ленинграда: «блокадный хлеб» 125 г, весы, карточки на хлеб. Рядом фрагмент интерьера ленинградской квартиры, на стене – фотографии семьи Савичевых.

– Слушая рассказ экскурсовода Натальи Николаевны, представляешь, как за этим круглым столом собиралась большая дружная семья, – поделилась впечатлениями Катя Соколова. – А потом – война, блокада. Страшно подумать, что испытывала маленькая девочка, почти моя ровесница, когда видела, как умирают её родные люди. Почему не писала о своих переживаниях, только даты? Потому что нет таких слов, которыми можно описать эту боль. Мы все слушали в каком-то оцепенении, даже стало холодно, как будто оказались в той квартире.

Следующий раздел называется «Эвакуация». После смерти мамы Таню эвакуировали из блокадного Ленинграда в Горьковскую область вместе с воспитанниками детского дома № 48: 125 детей прибыли на станцию Шатки 20 июля 1942 года (в этот же день ленинградские дети прибыли в наш район). О том, как происходила эвакуация, рассказал человек, который сам пережил эти события – О.Л. Кобранов, автор документальной автобиографической повести «Скворцы поют и в дождь». Когда рассказывают об эвакуации, обычно говорят о том, как эшелоны бомбят с воздуха, как приходится выбегать из вагона и пережидать налёт. А Олег Леонидович рассказал о том, что происходило в вагоне:

– Сейчас снято много фильмов о блокаде, раньше это запрещалось. Но в этих фильмах нет блокадников, похожих на настоящих. И обстановки, которая была в блокаду, нет. Из нашей семьи эвакуировали четырёх человек из восьми – маму и троих детей. Это была не организованная поездка, поэтому нужно было самим найти место в вагоне, где даже на полу везде лежали люди. Войти в дверь не получилось – никто не хотел или не мог шевелиться, чтобы нас пропустить. Нас провожал дядя – он подсадил нас в окно вагона, где в середине на полу было немного свободного места. У нас был тюк с вещами, разрешалось взять с собой не более десяти килограммов, да нам больше и не поднять – мы с мамой тащили его вдвоём. Вывозили ночью, немецкие самолёты кружили над Ладожским озером и бомбили всё, что только показывалось. В вагоне мы с мамой сидели на полу. Рядом на сиденье семья: девочка в серенькой шубке с мамой и бабушкой. В вагоне нам дали паёк – гречневую кашу и хлеб, тогда появилась надежда, что теперь мы выживем. А эта девочка поела и умерла. Мне было дико, как же можно умирать, когда появилась еда? Пока ехали, мать держала мёртвую девочку за руку. Когда поезд остановился, начали выходить на улицу (за пайком на эвакопункт или что-то из вещей обменять на еду). Но, оказалось, сначала нужно вынести тела умерших, которые закрыли проход. Люди вставали, делали два шага и падали замертво. Запомнилась взрослая женщина с отцом. Их во время отправления обманули – выдали поддельные карточки, они паёк не получили и ехали голодные. Отец из вагона вышел и умер в снегу. У нас в вагоне ещё ехала пара. Володя в полярной дохе и его жена, она нянчила младенца. Как выжил в блокаду до середины февраля этот младенец, мне до сих пор не понятно. На эвакопунктах не давали ничего детского. Володя пытался на каждой остановке обменять что-нибудь на молоко, но без-успешно. И вот трясёт в бутылочке воду, в которую добавлено немного сахара. Пробует давать этому младенцу. Но ничего не получается. Младенец умер. А его мать говорит: «Нет, он жив. Он жив...» и нянчит его. На каждой остановке дверь откатывают санитары и спрашивают: «Мертвецы имеются или нет? Есть.» Они карабкаются в вагон, вытаскивают тела за руки и за ноги, иногда на носилках. А мать умершего малыша его прячет сразу, как только появляются санитары. Как-то она отвлеклась – в ужасе смотрела на санитаров, а труп сынишки засунула вниз, под мешки какие-то. Женщины потихоньку его взяли, передавая друг другу, и вынесли из вагона. После этого мать малыша ехала молча, закрыв голову руками, не обращая внимания ни на что, машинально ела то, что ей приносил муж. У нас в вагоне относительно небольшие были потери – за первые десять суток умерло девять человек.

Обратила внимание, как по-разному все слушали его рассказ. Дети – широко раскрыв глаза, со смешанным чувством ужаса и недоверия: «Разве так может быть?» Женщины моего возраста вытирали глаза – каждая из нас мать. А блокадники как будто смотрели куда-то вдаль, ведь у каждого из них была своя блокада и своя эвакуация, это воспоминания, которые не стираются из памяти даже спустя долгие годы. Мы даже в самых страшных фантазиях не сможем представить себе тот вагон, переполненный истощёнными людьми рядом с трупами родных им людей.

Раздел «Увековечение памяти», посвящён истории Тани Савичевой в эвакуации. Это результат поисковой работы: фотографии, документы, воспоминания. Таня была самым слабым и больным ребёнком из всех эвакуированных в Шатки – на почве голодания у неё развился туберкулёз. Её держали отдельно от других детей, чтобы они не заразились. Состояние Тани оставалось тяжёлым и в начале марта 1944 года её перевели в Понетаевский инвалидный детский дом. Таня не поднималась с постели, полностью ослепла, 1 июля умерла. Оказывается, о том, что она умерла, стало известно только в 60-е годы, когда её сестра Нина узнала место, куда эвакуировали Таню вместе с детским домом № 48. Факт о смерти ребёнка скрывался, ведь официально было объявлено, что в Горьковской области смертных случаев не было среди эвакуированных детей. Даже сейчас трудно установить точную цифру. Только в Ветлужском районе умерло четыре ребёнка из дошкольного детского дома № 20 Ленинского района г. Ленинграда. Тогда, в 60-е годы, и началась исследовательская работа, посвящённая судьбе Тани Савичевой. На основе собранного материала спустя годы был создан фильм, который на нас произвёл сильное впечатление: в фильме история Тани рассказывается от её лица такой же девочкой.

Потом состоялась небольшая торжественная часть: Н.Ю. Курепина приветствовала всех присутствующих. Нас она представила как почётных гостей и попросила рассказать об исследовательской работе, посвящённой детским домам, эвакуированным из блокадного Ленинграда, и о работе нашего творческого объединения «Поиск». Я рассказала не только об исследовательской работе, но и о том, что в нашей школе и в районе в целом очень большое внимание уделяется краеведческой работе и патриотическому воспитанию детей и молодёжи.

Из музея мы пошли к мемориалу «Тане Савичевой и детям войны посвящается», который был открыт в 2010 году. Мемориал необычный – восемь арок. Нам рассказали, что эти восемь арок – тройной символ: Дом – Храм – Родина, разрушенный фашистами. В центре арка с глухой нишей, где установлена фигура Тани Савичевой. В стенах боковых арок вмонтированы 12 бронзовых барельефов, которые рассказывают о детях войны. Мемориал расположен на территории школы, на площади, где проводятся школьные торжественные мероприятия.

– Этот мемориал на меня произвёл двоякое впечатление: красиво, но радости нет, грустно. На улице жара, а хочется что-нибудь накинуть на плечи, – говорит Дарья Скворцова. – Все пошли к автобусу, а мы немного задержались, чтобы в тишине возложить цветы к ногам Тани и просто постоять рядом с ней. – Директор музея решил нам подробнее рассказать о мемориале, о том, что изображено на каждом бронзовом барельефе и что он символизирует: начало войны, поход за водой в блокадном Ленинграде, дети в концлагере. От этого изображения я даже отшатнулась – не думала, что может быть так страшно: истощённые дети за колючей проволокой. На барельефе с победным салютом фигуры людей: выпуклые – живые люди, вогнутые – души умерших. Конечно, нас немного смутило такое внимание, но было приятно чувствовать искреннее гостеприимство. Видела, что сотрудники музея не просто выполняют свою работу, они рассказывают от всего сердца. Директор проводил нас до автобуса, сказал много добрых слов.

Мы отправились к мемориальному комплексу «Никто не забыт, ничто не забыто». Большая территория: стоит военная техника, бюсты Героев Советского Союза, горит Вечный огонь перед огромной фигурой женщины с ребёнком на руках. Рядом Шатковское кладбище, где у самого входа стоит памятник Тане Савичевой, построенный в 1972 году по проекту школьника. На открытие памятника приезжали брат и сестра Тани. Памятник символизирует разрушенную часть стены дома, на которой расположены странички из дневника и бронзовое изображение Тани Савичевой. На могиле Тани в 1981 году был поставлен памятник (скульптор Т.Г. Холуева). Инициатором сбора средств на этот мраморный памятник стала певица Эдита Пьеха, которая в 1976 году ездила с концертами по студенческим строительным отрядам. Когда она приехала в Шатки (проездом), ей рассказали о том, что здесь похоронена её землячка (тогда о Тане было мало известно). Это потрясло Эдиту Пьеху до глубины души, позднее на открытии памятника она исполнила песню, посвящённую Тане Савичевой. сборы от её концерта стали первым взносом на строительство, которое поддержали жители Шатков и области, был создан специальный фонд. Мы положили цветы на могилу Тани Савичевой, прошли по площади, постояли у Вечного огня.

После обеда нас повезли к «Кипячему ключу», который расположен в историческом месте – рядом с древним городищем, очертания которого видны и сейчас.

– Мне понравилась поездка на ключ. Там очень красиво: купели, часовня и вид на Архангельскую церковь. После экскурсии всё приобрело новый смысл: и голубое небо над головой, и яркое солнце, и вкусная ключевая вода. Вот таким и должно быть детство – светлым и радостным, – говорит Ольга Серых. – А о войне чтобы говорили только в прошедшем времени. Рада, что смогла поехать на эту экскурсию. Впечатлений очень много: и грустных, и радостных. Узнала много нового о Тане Савичевой.

Из-за транспортных ограничений в связи с чемпионатом мира по футболу, одним из центров которого был Нижний Новгород, смогли поехать на экскурсию лишь три активиста творческого объединения «Поиск». Надеюсь на то, что наша поездка в Шатки была не последней, и что другие ребята смогут увидеть всё это своими глазами. Уверена, такая экскурсия будет интересна не только детям, но и взрослым!

Историческая справка

8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда – город оказался в кольце фашистских войск. Постоянная бомбёжка, а с зимы 1942 года ещё и страшный голод, который унёс десятки тысяч жизней ленинградцев. Именно тогда и начала свой дневник одиннадцатилетняя девочка Таня. Почти вся семья Тани Савичевой погибла в период с декабря 1941 года по май 1942 года. В её дневнике девять страниц, на шести из которых даты смерти близких людей – матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. Сама Таня умерла уже в эвакуации. Блокаду пережили только её старшие сестра Нина и брат Михаил, благодаря которым дневник Тани уцелел и стал одним из символов Великой Отечественной войны.

Судьба Тани Савичевой – это судьбы тысяч ленинградских детей: блокада, смерть близких, эвакуация. К счастью, большинство из них смогли выжить, а Таня – нет… Но её имя осталось в истории по другой причине – после неё сохранился дневник, написанный в блокаде. Конечно, в те времена описывать происходящие события в личном дневнике было делом привычным, но Таня стала самым маленьким автором «блокадного» дневника, а от того и особенно страшным свидетельством преступлений фашизма.

Таня Савичева умерла 1 июля 1944 года в рабочем посёлке Шатки.

Дневник Тани Савичевой

«Женя умерла 28 дек в 12 30 час утра 1941 г.»

«Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.»

«Лека умер 17 марта в 5 час утр 1942 г.»

«Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г.»

«Дядя Лёша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.»

«Мама 13 мая в 7 30 час утра 1942 г.»

«Савичевы умерли» «Умерли все» «Осталась одна Таня»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14