Меню
16+

Общественно-политическая районная газета «Земля ветлужская»

31.05.2018 11:21 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от  19.05.2018 г.

Деревенское сказочное зазеркалье

Автор: Людмила Щелкунова

Людмила Борисовна Панурова

Меня в моей работе всегда особо привлекал сельский житель. Сельчане – народ необыкновенно интересный, откровенный и богатый своими историями. Оказавшись в кругу таких собеседников, непременно чувствуешь невероятное тепло, доброту, даже некоторую заботу и надёжность, особое расположение к себе. Каждая беседа – ода родной земле.

Ещё в феврале, когда вокруг было белым-бело от снега, я вновь ехала на такую встречу. На этот раз с женщиной, с которой давно мечтала познакомиться ближе. В Макарьевской библиотеке состоялся её творческий вечер, который подготовила и провела библиотекарь Юлия Беляева. В зале немногочисленные, зато самые верные зрители. На экране мелькали фотографии из семейного альбома – старые чёрно-белые, пожелтевшие от времени, цветные – последних лет. На них запечатлена жизнь моей героини в разные годы. Неподалёку, на импровизированных стеллажах, куклы. Их много. Но не все смогли уместиться на выставке. В каждом стежке их нарядов зашиты тайные, сокровенные женские мысли и чаяния. На краю стола тетрадь со стихами. Это исповедь, откровенность, правда, которая без упрёка и претензий. Просто вырвалось…

Сельчанка

Людмила Борисовна Панурова живёт в д. Раздерягино. Сельчанка – скромная, самая обыкновенная, некрасовская. Она родилась и выросла на земле, где жили её предки – в деревне Шишкино. После окончания Макарьевской школы недолго думала над выбором профессии – выучилась на счетовода. Да, только не пригодилась ей эта наука. Работала в Ветлужском ПНИ поваром, потом – техничкой в школе. Сейчас – пенсионер. Её женское счастье было недолгим – в 1989 году трагически погиб муж. Остаться одной с тремя малышами – доля незавидная. Сдюжила, превозмогла все трудности, не очерствела душой, вырастила детей.

Стихи

Людмила Борисовна часто и подолгу может смотреть в окно: слушать ветер, завывающий в трубе, или дождь, барабанящий по стеклу. Мысли рекой текут, воспоминания то греют душу, то нагоняют тоску. Возможно, именно в такой момент однажды на ум пришли стихи. Первые стихи были посвящены мужу, детям. Потом душа заговорила стихами о родной сторонке, родительском доме. Любовь к малой родине подтолкнула написать историю родной деревни Шишкино. Автор «прошлась» по некогда большой деревне, каждому жителю посвятила четверостишие. Получилась поэма, может, не совсем складная, несовершенная, зато от души, на память, чтобы в будущем всех помнить. Главное в ней то, что любой земляк сразу узнает своих знакомых. Всю жизнь Людмила Борисовна ходила к своей бабушке в д. Глушку. Из многочисленных бесед узнала много житейских историй, которые тоже переложила на стихи.

Позднее она уже писала обо всём, что трогало её сердце. Этих строк накопилось столько, что пришлось записать в тетрадь. Да не в одну. Обеим дочерям и сыну по тетради обещает передать. Там они найдут для себя множество открытий и прочтут немало признаний, которые помогут лучше разгадать материнское сердце.

Дом

У этой хозяйки в доме всегда порядок и уют. Летом возится в огороде. Любит делать заготовки на зиму. И вкусно, и экономно, и в трудный момент достойное подспорье к обеденному столу. Давно привыкла жить по доходам. Однако не пожалеет денег, чтобы пополнить домашнюю библиотеку. Любовь к чтению – от отца. Сельский житель, в большинстве – человек практичный. Людмиле Борисовне пришлось стать практичной вдвойне. Не хватало средств на покупки – не только огород выручал, шила сама детскую одежду, лоскутные одеяла.

Куклы

То ли в детстве не наигралась, то ли это так крепка дружба с ниткой и иголкой, а может, не до конца реализованный материнский инстинкт породили новое, необычное увлечение. С постоянной пропиской в доме поселились… куклы. Они везде на диване, на полках, в креслах… Одни улыбаются, другие – серьёзные, важные. Вот цыганочка. А это бабка, очень похожая на одну деревенскую «персону», вот мужичок в картузе, а тот – с бородой. Персонажи деревенской жизни во всей своей красе. Лучшие экспонаты уже не раз побывали в местном ДК на выставках. Теперь «просятся», чтобы их вывезли «в свет». Негоже прятать такую красоту.

Кукол Людмила Борисовна начала шить сравнительно недавно – в 2011 году. Идею, говорит, почерпнула из какой-то книги. Не берусь описывать технику исполнения, скажу одно: каждый, даже самый маленький лоскуток ткани в умелых руках мастера находит достойное место в изделии. Яркие, красочные, каждая со своим характером куклы составляют огромный хоровод. Бывало, задумает мастерица один персонаж, а в итоге получается другой. Повторений быть не может, копию сделать практически невозможно. Начинала с маленьких кукол. Со временем «дети» росли. Больше всего мастер любит шить сказочных героев и стариков. Много домовых.

На выставке была представлена коллекция «Времена года». Четыре женских лика, четыре наряда, символизирующие зиму, весну, лето, осень. Посмотрите, и вы поймёте, как необычно у мастера работает воображение. Мечта Людмилы Борисовны – сшить кукол в разных национальных нарядах. Из той кукольной армии, что уже сшита, большая часть раздарена хорошим людям.

Знакомство с Людмилой Борисовной состоялось. По возвращении думала об этой встрече и не переставала удивляться: надо же, родная ветлужская земля каких самородков родит! О стольких мастеровых людях уже рассказано на страницах районной газеты, о скольких ещё предстоит рассказать!

Стихи

Мой капитал

Нет у меня накоплений,

Нет золотых украшений.

Нечем мне детям помочь,

Если им станет невмочь.

Как их люблю, они знают.

Как берегу и забочусь – видят.

Знаю, что не забудут.

Знаю, что не обидят.

Когда они ещё малы были,

Ко мне старушка одна ходила

И говорила такие слова:

«При матери доброй казна не нужна.

И чтобы родитель на жизнь не роптал,

Помни! Детки, тот же капитал».

Слёзы

Как больно видеть слёзы маленьких детей.

Они так искренни, невыносимы.

Но видеть слёзы матерей,

Поверьте мне, ещё невыносимей.

Слеза ребёнка, что росинка,

Повисла на ресничках и скатилась по щеке.

Пройдёт минутка, и малыш забылся,

Глядишь, и слёзы высохли уже.

А матери слеза под стать полыни горькой,

Оставит след и затуманит глаз.

Но почему мы поздно вспоминаем,

Что мамы плачут из-за нас?

Пройдут года, и это к нам вернётся,

Когда мы будем старше и мудрей.

И, к сожалению, тогда мы скажем:

«Не заставляйте, дети, плакать матерей».

Родник

Хожу на родник я и зиму, и лето

И чище воды не найду.

Никто не молился, и нет там иконки,

А я всё хожу и хожу.

Читаю молитву тихонько в дороге,

Молюсь за детей и родню.

Святая водица, ты мне помогаешь,

Уносишь далёко тоску.

И сколько годов проживу я на свете,

К тебе, родничок, я приду.

Тебе поклонюсь, тебе помолюсь

И чистой водицы напьюсь.

Не вернуть, что было

Зарастают поля берёзой,

Скоро будет тайга вокруг.

Дорогое моё Поветлужье,

Что же сделалось с нами вдруг?

Исчезают с земли деревни,

Будто не было их совсем.

Горько видеть и чувствовать скудность

Наших душ и больных сердец.

Видим всё мы и понимаем,

Только вспять не вернуть ничего.

То, что отжило и умирает,

Думаю, быть тому суждено.

Жаль безумно землю родную,

Нашу Родину дедов и отцов.

Что с таким трудом создавалось,

В одночасье ушло с торгов.

А теперь что же нам остаётся?

Манну с неба ждём, как всегда,

Что накормит Запад деревню,

А потом уж и города.

Не поставишь на место колхозы.

Где возьмёшь столько денег, скота?

Созерцай лишь на то, что осталось,

Дожидаясь безмолвно конца.

Людмила Панурова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4