Меню
16+

Общественно-политическая районная газета «Земля ветлужская»

28.11.2017 16:06 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 89 от 25.11.2017 г.

Оборванная жизнь

Автор: Валентина СЕЛЕЗНЁВА
"Земля ветлужская"

Трупы военнопленных свозились к месту их захоронения

Имя каждого погибшего во время войн должно быть выбито на камне, а каждый живущий, имеет право знать место захоронения своего погибшего родственника.

Опознавательный жетон военнопленного Цайтхайна № 22291. После смерти обычно жетон разламывали пополам, одна часть отправлялась в Берлин (отчётность), другую захоранивали вместе с военнопленным.

В списке людей, погибших в плену во время Великой Отечественной войны, который был опубликован в газете «Земля ветлужская», Людмила Николаевна Зинцова нашла родного дядю, брата отца Николаева Василия Васильевича.

– Во время войны два папиных брата – старший Михаил, младший Василий – и сестра Нина сражались на войне, – начала свой рассказ Людмила Николаевна. – Мой папа, офицер Николаев Николай Васильевич по распоряжению командования воинской части под Кинешмой (где я и родилась в 1939 году) обучал молодых ребят воинскому мастерству. Когда началась война, он рвался на фронт, но воинское начальство решило, что в тылу он должен обучать солдат, чтобы те были подготовлены к жизни на войне… В то время многие из новобранцев были малограмотными, некоторые никогда не видели ружья, не умели читать, не имели представления о воинской дисциплине. Отец учил их жить на войне – стрелять, пользоваться гранатами, маскироваться, рассказывал об уставных отношениях и дисциплине в армии, учил выживать в тяжёлых условиях… Он очень ответственно относился к делу, болел душой за каждого новобранца, старался им дать за короткий срок максимум знаний. Часто на своём примере показывал будущим солдатам различные приёмы, порой рискуя своей жизнью. Не забуду, как плакала мама, когда отец приехал с очередного полигона, вся его шинель была пробита, спина в страшных ранах и окровавлена.

Его старший брат Михаил был на фронте шофёром. После войны работал в Калининском райкоме партии водителем. Сестра Нина тоже воевала, была зенитчицей. В армии встретила свою любовь. Счастливые влюблённые мечтали о свадьбе. Служили они с женихом в одном полку, вместе с войсками дошли до Латвии. Под конец войны её жених погиб от снаряда. Нина очень тяжело переживала смерть любимого. После войны работала в детском саду сначала воспитателем, а затем заведующей. Своих детей у неё не было, поэтому всю свою нежность и любовь она отдавала своим подопечным. Замуж Нина так и не вышла, не смогла забыть свою первую, очень сильную, чистую и искреннюю любовь, которую встретила на фронте.

К сожалению, о младшем брате отца Василии 1920 г.р. Людмила Николаевна знает немного.

– Отец не любил вспоминать про войну, – говорит она. – А когда вспоминал своего младшего брата, на его глаза наворачивались слёзы. Василий ушёл на фронт молодым, неженатым парнем.

В учётной карточке, которую надзиратели заводили на каждого заключённого, нет информации, когда и где Николаев Василий Васильевич попал в плен. Мало что удалось найти о парне из ветлужской деревни Великуши в интернете на сайте Мемориал. Удалось узнать, что до плена он служил в полевом передвижном прачечном госпитале. Когда попал в плен, его отправили в Stalag III-D, который находился в Германии, в Гроссберене, что недалеко от Берлина.

Известно, что в 1942-1945 годах на территории бывшего барачного лагеря для железнодорожных работников нацисты оборудовали пересыльный лагерь гестапо. Сегодня о нём напоминают музей жертв фашизма, памятная доска и памятное место у задней стены. Ежегодно в сентябре там проходят траурные митинги в память о жертвах фашизма. На общинном кладбище производилось «внутреннее перезахоронение»: со старых одиночных могил останки были перезахоронены в общую могилу, где по этому поводу имеется плита с надписью: «С 1942 по 1945 годы в концентрационном лагере Гроссберен погибло 1289 заключённых из 25 разных стран. Из них, около 210 человек нашли здесь свой последний покой. Их имена увековечены на мемориальной доске». В нескольких сотнях метров от общинной церкви, прямо напротив общинного кладбища, находится памятник жертвам фашизма. Он установлен непосредственно на месте расположения захоронения в бывшем гравийном карьере. Все фамилии погибших занесены на эпитафии захоронения (латинскими буквами).

Умер Василий 16 ноября 1942 года. Точных данных о его захоронении нет.

Родной дядя Людмилы Павлиновны Демченко – Разумов Николай Васильевич 1916 г.р. (брат мамы) – один из первых призванных на фронт из деревни Варганихи. Он пропал без вести в начале войны. От него с фронта не пришло ни одного письма. Из далёкого детства Людмила Павлиновна помнит, что дядя Коля был очень добрым, весёлым – баловал и любил своих племянников. Так случилось, что своих детей у него не было, не успели они с женой, с которой поженились незадолго до войны, завести ребёнка.

Из многолюдной в ту пору Варганихи забрали много мужчин в армию, в том числе и отца Людмилы Павлиновны. Буянов Павлин Васильевич всю войну прослужил в артиллерии, был ранен, с наградами вернулся домой. Всю жизнь он вспоминал своих друзей, земляков, которым не суждено было вернуться с полей сражений на родину. Мужчины из их деревни, которые попали в пехоту, почти все погибли в первые же годы войны, некоторые оказались в фашистских конц-лагерях.

Солдат Разумов Николай Васильевич попал служить в 546-й стрелковый полк 191-й стрелковой дивизии. Читаем в Википедии: «191-я стрелковая дивизия была сформирована в Ленинградском военном округе. Была развёрнута вдоль восточного берега реки Нарвы фронтом на запад. 14 июля 1941 года была частично снята для перегруппировки, чтобы прикрыть с юга направление на Кингисепп до подхода к реке Луге частей 2-й дивизии ополчения, но не успела. Именно в эти дни немецкие войска и захватили плацдарм на Луге у села Ивановское». В эти страшные дни молодой мужчина из ветлужской глубинки Разумов Николай и попал в плен. Это случилось 21 июля 1941 года. Потом был концлагерь Цайтхайн, про который уже писала газета.

Сейчас многое известно об ужасах, которые пришлось испытать узникам немецких лагерей смерти. Трудно представить, как они выживали в таких нечеловеческих условиях. Сохранившиеся свидетельства звучат обвинением фашизму. Одно из них – заметка «Пленники немецких лагерей», которая вышла в газете «Красная звезда» 13 декабря 1942 года. С первых же слов читать её без содрогания невозможно: «Поджидая санитарную машину, он сидел на завалинке, застыв от изнеможения с бессильно поникшей головой. Землисто-серое лицо его, изборождённое морщинами, казалось безжизненным. Такой болью, таким страданием веяло от всего облика этого человека, что бойцы, проходившие мимо, невольно замедляли шаг, понижали голос, говоря:

– Ничего, дед, поправишься!

– Я не дед, – тихо ответил человек, подняв свою седую голову. – Мне только двадцатый пошёл. С двадцать третьего года я…

Мы много слышали об ужасах немецкого плена, но одно дело – слышать и читать, другое – видеть собственными глазами. И хотя бойцам давно было известно, что фашисты бесчеловечно терзают пленных, – то, с чем они встретились теперь, превосходит всё, что только можно вообразить»...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

150